Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России28 голосов22%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов6%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души18 голосов14%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках19 голосов15%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения52 голоса42%
Предыдущие опросы

Персона21 февраля 2012 11:38Автор: Елена Марченко

«Мне близок российский мир»

Фото: cn.com.ua
Дмитрий Стус

Гендиректор Национального музея Тараса Шевченко в Киеве

За последние 20 лет украино-российские культурные связи несколько утрачены. В преддверии Всемирного дня писателя мы обратились к известному украинскому литературоведу, лауреату Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко, а с недавних пор – генеральному директору Национального музея Тараса Шевченко в Киеве Дмитрию Стусу (сыну гениального украинского поэта Васыля Стуса) с просьбой рассказать о процессах, происходящих в современной  украинской литературе.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Дмитрий Васильевич, каким Вам видится состояние современной украинской литературы, какие тенденции наблюдаете?

Д.С.: - Попробую представить карту моих литературных предпочтений сегодняшней Украины.

Прежде  всего, о прозе, которой интересуются все. К сожалению, в силу различных причин, в Украине она среднего уровня. Рынок наполнен более качественным продуктом беллетристики из Европы и России. Хотя имена лучших наших прозаиков более-менее известны: Сергей Жадан, Оксана Забужко, Юрий Андрухович, Мария Матиос, Васыль Шкляр. Последний роман Забужко «Музей покинутих секретів» довольно интересен, и в чем-то даже этапен для украинской прозы.

Поэзия  в Украине всегда была высококлассной. В культурном сегменте российской и советской империи именно поэзия сохраняла и развивала язык. Поэтому ничего удивительного нет в том, что и сегодня у нас одна из самых сильных поэтических школ в Европе.

Для меня на вершине поэтического олимпа Украины находятся два человека – Васыль Герасимюк и Алексей Зарахович. Долгое время у нас не было сильной, живой русскоязычной поэзии. После выхода в свет последней книги Зараховича «Чехонь», стало совершенно очевидно, что он – явление в поэзии современной Украины, хотя, возможно, еще не в полной мере прочитанное и осмысленное. Но так было со многими, в том числе и с моим отцом – Васылем Стусом, к которому признание пришло только через 15-20 лет после смерти. Будем надеяться, что Алексея ждет иная судьба. Что же касается Васыля Герасимюка, то он тоже закрыт и герметичен, как и Алексей. Сначала он был герметичен за счет большого количества диалектных слов, в значительной мере не понятных большинству читателей, а сейчас, начиная со сборника «Поет у повітрі» - многих отталкивает и даже пугает его жесткая речь и очень концентрированный, насыщенный смыслом стих. Обоих поэтов объединяет, прежде всего, глубокое знание мировой литературы, тенденций ее развития, они много читают и являются едва ли не самыми образованными украинскими литераторами.

Если  говорить о поэтах старшего поколения, то здесь нельзя не вспомнить Бориса Олейника, который остался в литературе (кто-то ушел в политику, кто-то в публицистику, кто-то, как Лина Костенко, попробовал писать прозу). Его нынешние стихи, особенно цикл «З окупаційного зошита», очень интересны. К сожалению, его сегоднешнее творчество мало известно даже поэтам и критикам, ведь его книги издаются ограниченным тиражом и почти недоступны людям, которые вращаются в параллельных литературных кругах.

Кроме Герасимюка и Зараховича, среди поэтов среднего поколения выделяются Тарас Федюк, Петро Мидянка, которого выдвинули на соискание Шевченковской премии, ну и, конечно, Сергей Жадан и Марианна Кияновская. На мой взгляд, Кияновская уже сегодня звезда первой величины. Она много переводит с польского и других иностранных языков, очень много, как для поэта, пишет. Чувство речи, культуры, контекста, лирическое начало в ее текстах спаяно в единое целое. Ее слог ни с кем не спутаешь, а в ее мир хочется возвращаться.

Кроме этих, как по мне, вершинных явлений, есть еще большой круг поэтов, кто  засветился книгой, циклом, публикацией, стихом… Строго говоря, вот уже на протяжении двадцати лет в Украине можно вести речь о настоящем поэтическом буме, который, к сожалению, остался мало замеченным на фоне политических событий. Сегодняшнее молодое поколение тоже подаёт большие надежды. Среди тех, кого читал, выделю Юлю Нестерову, Олену Герасимюк, Тараса Григочука.

Теперь  о том сегменте, который в современной  украинской литературе развивается  особенно активно. Это – детская литература. За последние несколько лет в этой области появилось много новых имен и новых текстов. И именно книги для детей и подростков издаются наибольшими тиражами. Самый интересный автор, на мой взгляд, - Владимир Руткивский, в частности, его трилогия "Джуры" («Джури і підводний човен», «Джури козака Швайки", «Джури-характерники»). Общий тираж этих книг уже превысил 80 тысяч. При разрушенной сети книгораспространения - для Украины это очень много.

Также успешным считаю проект для девочек от 8-9 до 13 лет Татьяны Щербаченко «Панночка». С одной стороны книга помогает девочкам учиться жить в современном мире, с другой – автору удается соблюдать баланс между национальной и мировой традицией и культурой. В книге изложены азы кулинарии, общения, поведения, способы преодоления различных психологических проблем. Сейчас Щербаченко готовит новую серию. Первая книга будет о том, как подростку выжить на улице.

Последнее десятилетие в Украине активно развивается и эссеистика. В основном за счет грантов. В Европе давно известны имена Тараса Прохаська, Юрия Андруховича, Оксаны Забужко, Издрыка и других.

Говоря о русскоязычной литературе и беллетристике, следует упомянуть, что наибольших успехов тут достигли представители фэнтези и фантастики, чьи имена на слуху и у российского читателя. Среди наиболее известных имен - Марина и Сергея Дяченко, Олди и другие.

Если  же говорить о литературе высокой, то, на мой вкус, по-настоящему интересных явлений особо и не было. Может быть, выделяются Лада Лузина и Андрей Курков. Я их читал, но больше для отдыха и как критик, но не как читатель. По крайней мере «Сердце Пармы» и «Золото бунта» Иванова я читал с гораздо большим интересом.

Впрочем, это не говорит о том, что  у нас  отсутствуют потенциально интересные иена. Всё дело в том, что большинство наших литераторов не имеют возможности сделать литературу и литературное ремесло профессией. Сейчас ситуация немного меняется, многие писатели, которые по-настоящему владеют словом, засели за сценарии. Надеюсь, что вскоре появятся какие-то интересные фильмы, но пока об этом можно говорить только как о тенденции. Знаю, что в этом направлении активно работают Ирэн Роздобудько и Андрей Кокотюха.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Какие строки любимой  поэзии первыми  приходят на ум?

Д.С.: - Для меня очень важен отец. В плане поэзии он для меня камертон, по которому я проверяю других на «подлинность» точность звучания, искренность. Ведь поэзия – это всегда попытка говорить с Богом. Любимых строчек, наверное, у меня все же нет, а если говорить о любимом стихотворении, то это “If” Редьярда Киплинга.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Как Вы относитесь к вероятности присвоения Донецкому национальному университету имени Васыля Стуса?

Д.С.: - Это довольно давний разговор. В Донецке есть люди, для которых это важно, но есть часть людей, которые этого категорически не хотят (как среди преподавателей, так и среди студентов). Пока та часть, которая категорически против, составляет где-то тридцать процентов, навязывать такое решение неправильно. Формально, конечно, можно добиться такого решения, но зачем? Ведь Васыль Стус - поэт, а не политик.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - На  должном ли уровне оценена деятельность Вашего отца в Украине?

Д.С.: - Украина никогда особо не популяризировала  Стуса. Это всегда был проект, который вёл я, используя те или иные возможности, а иногда и политические силы. На раннем этапе, когда мы с Михайлиной Коцюбинской делали многотомное издание, удалось находить и минимальные гранты.

Кроме Тараса Шевченко, вся украинская классика всегда издавалась хуже, чем произведения Васыля Стуса, которого все-таки за 20 лет мы подняли до уровня безоговорочного классика. Государственная поддержка (например, Герой Украины) самому Стусу ничего не давали. Это было нужно людям, которые делали политику, и которым не хватало авторитета.

20 лет своей жизни и научной работы я отдал исследованию творчества и биографии отца. Думал, этого достаточно. Но сегодня понимаю, что должен буду постоянно уделять этому внимание. Что еще. Удалось сохранить музей отца в Горловке, в десятых числах января в Донецке и Киеве вышли две книги избранного, в Острожской академии создается центр по изучению его творческого наследия.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - За последний год это ваш второй визит в Москву?

Д.С.: - В Москву я всегда приезжаю с удовольствием раз в несколько лет. За последний год мне посчастливилось побывать в вашем городе дважды, и оба раза я уезжаю отсюда с прекрасными впечатлениями.

Не  буду обобщать, но лично мне не хватало системного общения с моими русскими друзьями и русской литературой, которое стало эпизодическим в силу различных политических причин. Мне близок российский мир, здесь много моих если не друзей, то просто очень хороших товарищей (Юрий Беликов, Дмитрий Бак). Есть и могилы, на которые иногда очень хочется приехать. Поэтому хотелось бы часто бывать в Москве в качестве гостя и помогать укреплению украино-российских культурных контактов.

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2021 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru