Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России28 голосов22%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов6%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души18 голосов14%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках19 голосов15%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения52 голоса42%
Предыдущие опросы

Легенды столицы24 августа 2021 21:31Автор: Татьяна Уланова

Дом, который построил Шехтель

Фото: Эдуард Кудрявицкий
Ярославский вокзал. Работу Ф. Шехтеля оценил Николай II.

Архитектора называли гением, а он умер нищим.

Ярославский вокзал на Комсомольской площади, здание МХТ им. Чехова в Камергерском, Дом приёмов МИД на Спиридоновке и Дом-музей М. Горького на Малой Никитской... 

95лет назад ушёл в мир иной недоучившийся архитектор-гений, который проектировал особняки и гостиницы, театры и типо­графии, памятники и банки, церкви и бани. Московский дом национальностей провёл экскурсию, посвящённую великому русскому с немецкими корнями.

– Сегодня мы поговорим об архитекторе Фёдоре Осиповиче Шехтеле, – начинает повествование экскурсовод Анастасия Мелихова, стоя у памятника Маяковскому на Триумфальной площади. 

– Но при чём здесь поэт-глашатай? – недоумевают собравшиеся.

Всё объясняется спустя пару минут. Рассказ об архитекторе был бы неполным, если бы не отразилась в нём эпоха конца XIX – начала XX в., в которой довелось жить и творить Шехтелю. По­этому в экскурсии МДН – Владимир Маяковский (с ним, к слову, связана и трагическая история дочери Фёдора Осиповича) и Иван Цветаев, цирк братьев Никитиных (теперь тут Театр сатиры) и сад «Эрмитаж», Михаил Булгаков и Патриаршие пруды... Собственно, по улицам и переулкам вокруг прудов и выстраивается экскурсия, по­свящённая Фёдору Шехтелю. 

Особняк для супруги Саввы Морозова в наше время стал Домом приёмов МИД РФ. Фото: Эдуард Кудрявицкий

На Козьем болоте

Только в столице специалисты насчитывают 66 зданий, построенных по его проектам, многие принадлежат культурному наследию страны или города, охраняются. Всего же их сотни две: в Балакове, Иванове, Таганроге, Рязанской и Ярославской областях... 

Однако именно у Патриарших прошла значительная часть жизни Шехтеля. Здесь он много лет работал в Московском обществе архитекторов (не имея профессионального высшего образования). Тут же – на Большой Садовой и в Ермолаевском переулке – построил два дома для своей семьи. А в непосред­ственной близости – в Трёхпрудном – комплекс зданий «Товарищества скоропечатни А. А. Левенсона». По другую сторону прудов придумал для супруги Саввы Морозова особняк, который горожане тут же окрестили «пляской миллионов». А чуть дальше, на углу Малой Никитской и Спиридоновки, «сочинил» гимн модерну (по совместительству – дом с тайной молельней для Степана Рябушинского). 

Дом, в котором располагалось «Товарищество скоропечатни А. А. Левенсона». Фото: Эдуард Кудрявицкий

Неслучайно симпатичная аллея рядом с Патриаршими прудами, между Садовым кольцом и Ермолаевским переулком, несколько лет назад получила имя Фёдора Шехтеля. С большим опозданием, конечно, но хорошо, что хоть так имя великого творца было увековечено. Тем более именно здесь когда-то находилась церковь Святого Ермолая на Козьем болоте, которое позже превратилось в Патриаршие, Пионерские и снова Патриаршие пруды. В разгар Первой мировой, когда отношение к нем­цам в России изменилось не в лучшую сторону, в храм Святого Ермолая пришёл Франц-Альберт Шехтель (так назвали родители будущего архитектора, так он был крещён в католической вере). В 56 лет Шехтель решил принять православие, и был наречён Фёдором (сын Леонид пошёл другим путём, взяв фамилию матери Жегин). Спустя 11 лет в храме отпели раба Божьего Фёдора. С этим именем его и похоронили. К сожалению, о Ермолаев­ской церкви напоминает сегодня только одноимённый переулок. В 1929 г. храм закрыли, спустя три года снесли. 

Продать всё

Насыщенной, яркой, но трудной и не очень долгой оказалась жизнь самого Фёдора Шехтеля. Причём подножки судьба ставила ему с самого детства. Отец Франца-Альберта, поволжский немец, был уважаемым в Саратове купцом. Он владел магазинами, гостиницей, фабрикой, заводом (основу семейного бизнеса заложил ещё дед будущего архитектора – баварский колонист, переселившийся в Россию в середине XVIII столетия). Но когда Францу-Альберту было 7 лет, отец, заболев, скоропостижно умер, оставив многодетной семье проблемы с бизнесом и долги. Мать устроилась экономкой в семью Павла Третьякова в Москве. Позже к ней приехал и Франц-Альберт. Что, безусловно, пошло ему на пользу: Третьяков и его зять Каминский разглядели в мальчике способности. Не окажись они на жизненном пути Шехтеля, возможно, мы никогда не узнали бы его имя. 

К сожалению, окончить архи­тектурное отделение Училища живописи, ваяния и зодчества Францу-Альберту не пришлось. По официальной версии, он вынужден был ухаживать за больной матерью и зарабатывать на жизнь. При этом не мог ставить свою подпись под проектами как архитектор, первое время не имел права работать в Москве. Тем не менее упорным трудом и талантом добился успеха. В том числе финансового – архитектор собрал большую коллекцию произведений искусства. Однако после революции его способности оказались невостребованными новой властью. Да и здоровье оставляло желать лучшего. 

Последние годы Фёдор Осипович и его близкие нуждались, голодали. Шехтель даже готов был просить у кого-нибудь ­«верную дозу цианистого калия». Луначарский тогда выбил ему пособие, которого не хватало. Смертельно больной, с раком желудка, архитектор тщетно пытался продавать предметы своей коллекции. И писал Сытину: «Моя жена стара и немощна, дочь больная (туберкулёз лёгких), и чем она будет существовать – я не знаю, – нищенствовать при таких ценно­стях – это более чем недопустимо. Продайте всё это в музеи, в рассрочку даже, но только чтобы они кормили жену, дочь и сына... Я строил всем Морозовым, Рябушинским, фон Дервизам и остался нищим».

К счастью, многие из творений гениального Шехтеля живы. И их можно увидеть...

Кстати

Всписке этноэкскурсий Московского дома национальностей есть и другие маршруты, посвящённые немцам: «Немцы в Моск­ве», «Введенские горы – старое Немецкое кладбище», «Пушкинская немецкая слобода», «Многонациональная немецкая слобода – Лефортово». Все они продолжают цикл прогулок по многонацио­нальной Москве и демонст­рируют вклад представителей разных народов в историю и культуру столицы. К примеру, экскурсия «Французы в Москве» проходит по району Кузнецкого Моста – французы стали появляться в Москве после издания Екатериной II указа (1763) о привилегиях на торговлю иностранным купцам. Именно тогда здесь сложилась французская колония, которая затем по­строила для себя католический храм св. Людовика. Прогулка под названием «Итальянцы в Москве» начинается от созданных ими стен Кремля, проходит по Александровскому саду и дальше мимо многих памятных сооружений Москвы, возведённых итальянцами в разное время. Маршрут «Слободы братьев-славян в Москве» посвящён местам, где в Москве издавна селились представители братских славянских народов – украинцы и белорусы. Вокруг улиц Маросейка и Покровка сохранилось много памятных мест, связанных с ними.

Есть также экскурсии «Британский след в Москве», «Греки и греческие мотивы в Москве», «Мусульмане Москвы. Татарская слобода и окрестности». Отдельные экскурсии посвящены евреям Москвы, армянам, грузинам... Выбор – на любой вкус. Многие экскурсии автор­ские. Длительность – 1,5–2 часа. Записаться на них может любой желающий по телефонам отдела этно­графической экс­курсионной деятельности МДН: +7 (495) 625-81-29, +7 (495) 625-47-56.

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2021 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru