Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России26 голосов23%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов7%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души13 голосов12%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках18 голосов16%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения48 голосов42%
Предыдущие опросы

Персона18 декабря 2019 17:58Автор: Инна Алейникова

Любопытство как новое дело

Фото: личный архив
Педдизайнеров в России пока очень мало, и есть шанс оказаться редким, очень нужным специалистом, как Дарья.

Педагогический дизайнер на вес золота. Что это такое и где на него учат?

Нашей героине Дарье Дуденковой жизнь подбрасывает лихие повороты. Она окончила Московский городской педагогический университет, после этого был Колумбийский университет и работа в мэрии Нью-Йорка. Дарья – педагогический дизайнер. Мы по­просили рассказать, чем занимается такой специалист.   

Она ведёт 5 проектов, живёт в ритме большого города и всё успевает!

– Дарья, что в этой профессии от педагога и что – от дизайнера?

– От педагога – знания по дидактике, психологии, антропологии, понимание того, каковы особенности обучения разных возрастных групп, знание методики преподавания предметов. От дизайнера – умение решать задачи, исследовать аудиторию, создавать и тестировать разные образовательные концепции. Сейчас я создаю новые и дорабатываю существующие онлайн-курсы для госслужащих Нью-Йорка. Например, идея курса «Справедливые цены» в том, чтобы предоставить мало­имущим возможность платить половину цены за проезд в метро. Нашей задачей было научить специалистов, которые выдают карты метро, работать с программой.

В среднем одновременно «жонглирую» 5 проектами. Мой день начинается с 5–7 разных встреч с людьми, которые отвечают за их воплощение. Какие-то проекты ещё на стадии обсуждения, другие почти готовы. Отдел обучения, в котором я работаю, сделает из программы или приложения образовательный курс, и мы приступаем к проектам последними. В некоторых я менеджер и хожу на встречи. В других – разработчик. Во второй половине дня создаю учебные материалы, видео, анимацию, визуальные эффекты, затем собираю их в курс.

Обсуждение проектов занимает не меньше времени, чем реализация. Ведь важно понять, чего не хватает обучающим программам. Фото: личный архив

– Ваши знания в такой специфической сфере востребованы в Америке?

– Профессия довольно молода, она появилась на рынке от силы лет 10 ­назад, и специалисты ценятся на вес золота. Практически в любой компании, где более 50 сотрудников, есть педагогический дизайнер. Он, как правило, работает с отделом кадров, подготавливая учебные материалы для сотрудников, – допустим, делает курс о корпоративной культуре компании, повышении квалификации. Также педдизайнер нужен в компаниях, связанных с образовательной деятельно­стью: например, это онлайн-школы и стартапы по разработке приложений для обучения. В этом случае педагогический дизайнер может работать над продуктом, проводить исследования целевой аудитории и видоизменять приложения. Ещё можно работать педдизайнером в школах и университетах или на консалтинговые компании, оказывающие услуги школам и университетам.

Пусть меня научат!

– Где получают эту профессию?

– Обычно педагогическому дизайну учат в магистратуре. Специализация довольно узкая, и нет смысла преподавать её в бакалавриате. Однако в по­следнее время появилось много отличных курсов по данной теме онлайн. Место практики ищут сами студенты. Многие мои ­однокурсники, заинтересованные в педдизайне точных наук, проходили практику в Национальном управлении по аэронавтике и исследованию космического пространства США. Я прошла три стажировки. Первая – по преподаванию программирования в некоммерческой организации «Девочки, которые ­программируют». ­Вторая – в департаменте цифрового образования в Колумбийском университете, где я работала над курсами по кардиологии, семейной психологии и аналитике данных. И третья – в глобальной неправительственной организации по оказанию гуманитарной помощи беженцам.

«Не люблю терять время»

– Дарья, вы окончили Московский городской педагогический университет. По какой специальности и был ли опыт работы в московской школе?

– Специальность – теория и методика преподавания иностранных языков и культур (китайский язык). Я проходила практику в школе-интернате.

– Расскажите, почему вы оказались в Америке и именно в Колумбийском университете.

– После выпуска я несколько лет работала переводчиком. Тогда-то и закралась шальная мысль вернуться к учёбе и к сфере педагогического образования. Практическая работа с детьми – не моё, а вот теоретическая часть мне была очень симпатична. Я стала читать о разных программах и поняла, что педагогическому дизайну мало где учат – в Европе только 4–5 программ, в Азии их не было вообще, а вот в Америке почти в каждом вузе. В то же время я узнала про стипендию Фулбрайта, призванную укреплять культурно-академические связи между гражданами США и других стран. После прохождения конкурса мне дали полную стипендию на магистерскую программу в Колумбий­ском университете.

– Как проходило обучение?

– Студентам требовалось изучить определённое количество предметов, треть которых была обязательна для нашей специализации, а две трети были любыми предметами на наше усмотрение. К обязательным относились педдизайн, программирование, новые технологии и этика, а из дополнительных мне очень понравились курсы по созданию обучающих компьютерных игр, по метакогнитивным процессам и психологии работы с группами.

– Вы работаете в мэрии Нью-Йорка. Охотно ли вас, молодого специалиста и иностранку, приняли на работу?

– Мои будущие коллеги были готовы принять меня в команду ещё до встречи со мной. В моей специальности принято вести подробное портфолио – собрание всех твоих работ. Мои коллеги посмотрели его и нашли именно то, чтобы им было нужно. На собеседовании они просто хотели увидеть, какой я в общении человек, и удостовериться, что я могу работать в команде.

– Какие качества нужны человеку для работы педагогическим дизайнером?

– Любопытство. Вы должны постоянно задаваться вопросами: «Как чувствует себя студент, когда видит это?», «Есть ли ещё какой-то способ показать связи между этими предметами?», «Если бы у меня не было контекста для понимания этой темы, разобралась бы я?»

– Какими вы видите перспективы для этой профессии в России? Где могли бы быть полезны данные специалисты?

– Явно в тех же сферах, что и в США, о которых я рассказывала. Но мне искренне хотелось бы видеть педдизайн в российской системе образования – школах и университетах. Например, в США частные школы нанимают педдизайнеров, чтобы скорректировать учебный план с учётом новых исследований в теме педагогики, особенностей демографии класса или стиля преподавания учителя. Каждый взрослый помнит, что был предмет, который он не понимал или даже ненавидел в школе, и на то могли быть разные причины. Но я уверена: как минимум половина этих проблем была вызвана некачествен­ным педдизайном.

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2020 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru