Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России28 голосов24%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов7%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души14 голосов12%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках18 голосов15%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения49 голосов42%
Предыдущие опросы

Дискуссия29 января 2013 19:03Автор: СтоЛИЧНОСТЬ

Разве быть зверем - это круто?

Фото: flickr.com

Подростковая агрессия к «чужим» - отражение проблем взрослого мира

История с бутовским дворником, сломавшим челюсть 12-летнему школьнику, оказалась лакмусовой бумажкой нашего общества и показала, насколько непросты отношения между москвичами и приезжими. А потом в Интернете обнаружился видеоролик, где пострадавший от дворника паренёк вместе с двумя приятелями избивает лежащего подростка. Кстати, ролик выложили в Сеть сами «герои».

С чем связана эта показная жестокость? По каким причинам скандалы, где нарушителями закона оказываются несовершеннолетние мальчики и девочки, вспыхивают один за другим? «СтоЛИЧНОСТЬ» спросила экспертов, почему на смену тимуровцам пришли группировки, для которых взрослые - не указ, а дикие аморальные выходки стали если не нормой жизни, то формой досуга?

А жертва кто?

Гавхар Джураева, руководитель информационно-правового центра «Миграция и закон»

История в Южном Бутове очень показательна. Если бы нарушителем закона был россиянин, а не иностранец без регистрации, такого шума не было бы. Безусловно, Хуррамов не имел права калечить школьника, но и последний должен отвечать за своё поведение. Кто большую часть времени проводит в московских дворах? Правильно, подростки из проблемных семей и коммунальщики. Столкновений просто не избежать, особенно если головы детей забиты экстремистскими призывами, которые так легко найти в Интернете или даже услышать от своих родных дома.

Управляющие компании набирают нелегалов, а в случае конфликта делают вид, что понятия не имеют, кто это у них махал метлой два года. Я уверена, что в данной ситуации, как и повсеместно по городу, по документам подрядной организации на месте Хуррамова числился россиянин. Ведь оформление разрешения на работу иностранца процесс непростой. А полиция? Участковые прекрасно знают, где обитают приезжие без регистрации, потому что зачастую кормятся за их счёт. В результате агрессивные подростки зачисляют мигрантов в разряд тех, над кем можно издеваться.

Клики как цель жизни

Сергей Ениколопов, криминальный психолог

Подростковая жестокость - это достаточно распространённое явление по всему миру, особенно среди ребят в возрасте 10-14 лет. В этот период формируется идентичность человека, а мнение ровесников становится очень значимым, отсюда и желание влиться в компанию сверст­ников. Авторитет взрослых (родителей и учителей) падает, а бравада перед сверстниками становится главным мерилом успешности. Подростки испытывают свою смелость и совершают поступки, которые кажутся совершенно неразумными, например увлекаются экстримом. Причём обычно это не имеет отношения к спорту. Те, кто занимается паркуром или цепляется к вагонам электричек и метро, зачастую думают лишь о том, насколько круто они выглядят.

В системе ценностей тинейджеров нет моральных норм (они воспринимаются как навязанные родителями). Поэтому оценка своих «подвигов» происходит по схеме: попался - плохо, не попался - хорошо. На это накладывается жестокость окружающей действительности (телевидение с бесконечными сериалами про бандитов, общедоступные шокирующие ролики в Интернете).

Сегодня для несовершеннолетних россиян мерилом успеха является количество посещений их страничек в Интернете. Взрослый ни за что не выложит в Сеть ролик, который является доказательством его преступления, а для подростка это единственный быстрый путь к тому, что он считает успехом. На остальные варианты надо затратить много труда, а тут избил другого, снял на телефон и показал видео всему миру. Ужасно, что теперь мало освещают в СМИ успехи молодых учёных, спортсменов. Совет­ские газеты рассказывали о большинстве соревнований в стране и их участниках. Нынче же идёт поток информации только про раскрученных чемпионов плюс околоспортивные сплетни.

А славы-то хочется. И неожиданно то, над чем смеялись Чапек, Чехов, Ильф и Петров, стало достижением. Стать на один день героем Интернета любым способом - вот мечта молодёжи. Неважно, что ты для этого сделал, - оголился или избил кого-нибудь. Многих подростков тянет к таким поступкам, потому что они испытывают постоянную скуку, не могут найти себе занятия после школы. Отсюда многочасовое сидение в соцсетях, жестокие  компьютерные игры. Там не показываются страдания противника, которого ты расстреливаешь или избиваешь. Он просто исчезает с экрана. Подросток легко проецирует игру на реальность и не испытывает морального дискомфорта, применяя насилие в жизни.

Поле битвы - школа

Виктор Панин, председатель Общества защиты прав потребителей образовательных услуг

Истинные масштабы бедствия - насколько в детско-подростковой среде распространены ксенофобия и национализм - неизвестны, ведь углублённого мониторинга, нацеленного на выявление подобных конфликтов, не ведётся. Кстати, не стоит думать, что агрессия по поводу чьей-либо национальности выплёскивается только в школах - в детсадах это случается так же часто. Стычки происходят между воспитателями и родителями, между работниками учреждения и детьми. Как вы понимаете, в детсаду взрослым легче отыграться на детях, а вот когда трения начинаются между учителями и учениками, тут уже тяжело предсказать, кто является жертвой. И как вы понимаете, никуда не делось и отторжение школьниками своих сверстников с другим разрезом глаз или с восточной фамилией.

Бессмысленно заявлять, что учителя обязаны самостоятельно бороться с ксенофобией (мол, пока ребёнок в школе, за его поведение отвечает педагог). Уважение к учителю резко упало в последние два десятилетия, причём не только со стороны учеников, но и со стороны большей части общества. На учителя вешают вину за все проблемы современного образования, за товарно-денежные отношения между родителями и администрацией школы. Плюс дети впитывают разговоры взрослых, которые слишком часто не следят за тем, в каких выражениях они обсуждают педагогов.

Помимо этого руководство образовательных учреждений всячески старается скрыть национальную подоплёку конфликтов между самими учениками и между школьниками и преподавательским составом. Уж слишком скандальная тема. Впрочем, так же поступают сегодня и правоохранительные органы, упорно сводящие преступления на национальной почве к «бытовухе».

Если не уделять должного внимания росту агрессивного поведения среди подростков, попавших под влияние ксенофобских идей, это может закончиться очень плохо. Переубедить взрослых не удастся никогда, значит, местом битвы с ксенофобией должны стать семьи и образовательные учреждения!

А как у них

Когда родители стали чужими

Канадский психотерапевт Гордон Ньюфелд и его единомышленник врач Габор Матэ бьют тревогу - сегодня привязанность к родителям замещается привязанностью к сверстникам. Со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.

«Сегодня многие взрослые не рискнут одёрнуть группу незнакомых подростков, опасаясь нападения, - пишут авторы в книге «Не упускайте своих детей». - Подобный страх был бы непонятен взрослым пару поколений назад. Культура детей, ориентированных на ровесников, всё больше становится культурой агрессии и насилия. Детям нравится наблюдать за проявлениями агрессии не только в музыке или в кино, но и в коридорах школы и на школьных дворах. Культура и психология насилия так проникли в сознание детей, что ровесники больше любят и уважают хулиганов, а не жертв.

Подростки, следующие за своими инстинк­тами, абсолютно уверены, что их место - с друзьями, а их родители лишь ставят палки в колёса единственно значимым отношениям. С их точки зрения, если папы, мамы и учителя этого не понимают, они безнадёжно отстали от жизни. А раз так, то с ними и разговаривать нечего.

Нам надо помнить, что дети нуждаются в том, чтобы их ориентировали, и что мы - лучший ориентир для них, осознают они это или нет. Даже самые отчуждённые и враждебно настроенные тинейджеры нуждаются в воспитывающем влиянии взрослых. Несмотря на то что их инстинкты сбились с пути, а эмоции отключены, это знание всё ещё укоренено глубоко в их душах и может выйти на поверх­ность в интимной атмосфере беседы с заинтересованным взрослым или психологом.

Мы должны работать над тем, чтобы сохранить или восстановить отношения таким образом, чтобы они чувствовали, что быть с нами и зависеть от нас - правильно и естественно».

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2020 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru