События
Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России28 голосов23%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов7%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души15 голосов12%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках19 голосов16%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения51 голос42%
Предыдущие опросы

Образование22 октября 2020 16:10Автор: Дмитрий Владимиров

Наука на дальних рубежах

Фото: научный архив РГО
Караван Монголо-Сычуаньской экспедиции Петра Козлова

Без экспедиций этих учёных и путешественников карта России была бы совсем иной.

Занимая около трети территории Евразии и одну восьмую всей земной суши, наша страна имеет наибольшее количество государств-соседей: у России 18 сухопутных и 7 морских границ. И новыми землями она прирастала в том числе благодаря научным экспедициям. Без русских первооткрывателей карта мира была бы совсем иной.

Город Кяхта – наши «ворота в Азию»

Санкт-Петербург мы считаем «окном в Европу», которое прорубил Пётр I. А у самой границы России и Монголии расположен крохотный город Кяхта, который на протяжении двух столетий оставался нашими «воротами в Азию». Помимо того что через него проходил Великий чайный путь и производились оптовые поставки китайского чая во все уголки Российской империи, там начинались и завершались научные экспедиции, исследовавшие районы Восточной и Центральной Азии. 

«Мы увидели, наконец, белые шпицы кяхтинских церк­вей – первый символ своей Родины», – писал Николай Пржевальский после возвращения из очередного путешест­вия. Знаменитый исследователь четырежды отправлялся из Кяхты в неизведанные земли, пройдя с 1870 по 1885 г. на лошадях и верблюдах 32 тыс. км и сделав ряд крупных открытий. Пржевальский добирался до верховьев рек Янцзы и Хуанхэ, проникал вглубь Тибета, изучал климат, реки и рельеф этих мест, животный и растительный мир степных и горных районов.  

Но исследователи XIX в. отправлялись в загадочную Азию не только ради научных знаний. Многие из них были кадровыми военными, поэтому целью таких путешествий была и разведка территорий, о которых в России почти ничего не было известно.

Экспедиции нуждались в проводниках, переводчиках и вооружённых конвоирах. Всеми этими людьми их обеспечивал маленький город Кяхта. Забайкальские казаки были выносливыми, они знали, как выживать и при +40°С, и при –40°С. К тому же они умели охотиться и метко стрелять, что было большим достоинством в столь опасных предприятиях. Поэто­му, когда в Кяхту приходила телеграмма «Группа исследователей приезжает в ваш город, просим оказать содействие», желающие сопровождать путешественников в Китай, Монголию или Тибет всегда находились.

«Мы вскоре сблизились с этими добрыми людьми самой тесной дружбой, и это был важный залог для успеха дела, – писал о них в своём дневнике всё тот же Николай Пржевальский. – В страшной дали от Родины, среди людей, чуждых нам во всём, мы жили родными братьями, вместе делили труды и опасности, горе и радости. И до гроба сохраню благодарные воспоминания о своих спутниках, которые безграничной отвагой и преданностью делу обусловили как нельзя более весь успех экспедиции».

Недавно в Кяхте, которая сейчас находится на территории Республики Бурятия, торжественно открыли памятник «Исследователям и первооткрывателям Центральной Азии». Монумент создан по инициативе президента Русского географического общества Сергея Шойгу, а его установка приурочена к 175-летию РГО. Он выполнен в виде триумфальной арки на четырёх колоннах, каждая из которых украшена барельефами выдающихся путешест­венников. 

«В истории Русского географического общества Кяхта играет особую роль. Пржевальский, Потанин, Певцов, Роборовский, Козлов, Обручев – все побывали здесь, готовясь к своим экспедициям, – говорит вице-президент РГО, академик Александр Чибилёв. – Надеюсь, мы положили начало открытию целой серии мемориалов на российских границах. Это очень нужно для увековечивания памяти наших великих путешественников».

«Неведомая земля» Петра Семёнова-Тян-Шанского

Горная система Тянь-Шань (с китайского это название переводится как «небесные горы») частично располагалась на территории Российской империи, а позже – Советского Союза. Но и в начале XIX в. Центральная Азия оставалась одной из наименее изученных областей всего земного шара. Её так и называли – «неведомая земля».

Первым европейцем, которому удалось исследовать горы Тянь-Шаня, стал географ и ботаник Пётр Семёнов. В 1856 г. он отправился с экспедицией в эту «неведомую землю», которая была белым пятном на карте России и мира.

«Работы мои по азиатской географии привели меня к обстоятельному знакомству со всем тем, что было известно о внутренней Азии. Манил меня в особенности к себе самый центральный из азиатских горных хребтов – Тянь-Шань, на который ещё не ступала нога европейского путешественника и который был известен только по скудным китайским источникам», – писал Пётр Петрович.

Он тщательно готовился к этой экспедиции: учёный побывал в Альпах, где совершал многочисленные походы в горах пешком, без проводника, пользуясь компасом.

Экспедиция Семёнова в Центральную Азию продлилась два года. За это время на карту были нанесены истоки рек Чу, Сырдарьи и Сары-Джаз, горные вершины Хан-Тенгри и другие. Путешественник смог установить точное расположение хребтов Тянь-Шаня и высоту снежной линии, обнаружил громадные ледники этого горного массива, исследовал озеро Иссык-Куль (одно из самых глубоких в Европе и Азии), открыл десятки новых, до этого науке неизвестных видов растений. По сути, Пётр Семёнов заложил основу геолого-географических знаний о Тянь-Шане.

Предварительный отчёт о путешествии был помещён в «Вестнике Императорского Русского географического общества» за 1858 г., а позже вышел обзор результатов в «Записках Императорского Русского географического общества» и в немецкоязычном журнале Petermanns Geographische Mitteilungen, где публиковались все важные географические открытия XIX и XX вв.

В 1873 г. Пётр Семёнов был избран вице-президентом Рус­ского географического общества и занимал этот пост вплоть до своей смерти. Он занимался организацией крупных экспедиций и во многих из них участ­вовал. В 1894 и 1895 гг. учёный выпустил два обширных тома с географическим описанием Забайкалья. Тогда же вышло в свет «Описание Амурской области» Григория Грум-Гржимайло, многие главы которого были написаны Семёновым.

В 1906 г., в честь 50-летнего юбилея его знаменитой экспедиции, указом императора за заслуги первооткрывателя к фамилии Семёнова стали добавлять приставку «Тян-Шанский». Сейчас его имя носят ледник и пик в Центральном Тянь-Шане, хребет к югу от озера Кукунор, вершины на Кавказе, Аляске и Шпицбергене.

Камчатская кампания Беринга и Чирикова

Одной из идей Петра I было научное исследование географии России и сопредельных территорий – в первую очередь инструментальные съёмки и составление «генеральных карт», особенно северных и восточных окраин страны. Экспедиции на Камчатку продолжались в течение всего XVIII в., но наиболее значимы две кампании, увековечившие имена Витуса Беринга и Алексея Чирикова.

Беринг и Чириков закладывают Петропавловский острог. Фото: wikipedia.org

В личной инструкции Петра для Первой Камчатской экспедиции было дано указание построить на Камчатке два судна и на них «искать, где Азия сошлась с Америкой». Тогда уже был издан указ о создании постоянно действующего флота на Тихом океане и нужно было подобрать наиболее удобные места для размещения портов.

Руководил экспедицией, стартовавшей в 1728 г., датский офицер Витус Беринг, состоявший на службе в русском флоте. За два года она исследовала и нанесла на карту побережье Камчатки и Северо-Восточной Азии. В том числе была произведена инструментальная съёмка побережья моря, которое впо­следствии получит имя Беринга, протяжённостью более 3500 км. Картой, которую составил путешественник вместе с подчинёнными, затем пользовались все европейские картографы при изображении северо-востока Азии. Кроме того, ими были открыты два полуострова, три залива, бухта Провидения, остров Святого Лаврентия, а также пролив между Азией и Америкой, который теперь носит имя Витуса Беринга.

Вернувшись из Первой Камчатской экспедиции, мореплаватель представил докладные записки, где высказал уверенность, что Америка находится недалеко от Камчатки. Также он выдвинул дальнейшие планы исследования северо-восточного побережья России, разведки морского пути к Японским островам и Северной Америке.

В 1732 г. было принято решение об организации Второй Камчатской экспедиции. Но началась она лишь осенью 1740 г., когда пакетботы «Святой Пётр» и «Святой Павел» вышли из Охотска к восточному побережью Камчатки. Командовали ими соответственно Витус Беринг и Алексей Чириков.

В Авачинской бухте соратники перезимовали и заложили Петропавловский острог, названный в честь их кораблей. Позже он вырос в город Петропавловск-Камчатский, столицу полуострова.

В июне 1741 г. мореплаватели покинули бухту и направились к американскому континенту. Увы, вскоре из-за шторма и тумана суда потеряли друг друга, и дальше Беринг и Чириков дей­ствовали поодиночке. Оба корабля достигли берегов Северной Америки. Были открыты Алеут­ские и Командорские острова. Но если «Святой Павел» Чирикова благополучно вернулся в Петропавловский острог (на обратном пути он открыл ещё ряд островов Алеутской гряды), то «Святому Петру» повезло меньше. Он угодил в шторм и был выброшен на неизвестный остров, где во время зимовки погибла значительная часть команды, включая самого Витуса Беринга.

Остальные участники экспедиции – 46 человек – смогли построить судно из остатков разбившегося пакетбота и летом 1742 г. вернулись в Петропавловский острог.

Уральские походы Гофмана

Старинный город Чердынь стал исходным пунк­том первой комплексной экспедиции РГО в 1847 г. Она была направлена на Северный Урал «для исследования границ между Европой и Азией на всём протяжении их». Возглавил её профессор минералогии Санкт-Петербургского университета Эрнст Гофман.

Главной задачей экспедиции было объявлено «собирание материалов к составлению по возможности верной карты и подробного описания в физическом и естественно-испытательном отношениях Урала и обоих его склонов от 60° с. ш. на юге и до берега Ледовитого моря на севере». Надо сказать, что раньше эти земли обследовали лишь учёные-одиночки. 

Экспедиция, рассчитанная на два года, фактически растянулась на три полевых сезона – в 1847, 1848 и 1850 гг. Весной и летом учёные проводили исследования, а осенью и зимой обрабатывали собранные материалы. Помимо Гофмана в состав экспедиции входили горный инженер Стражевский, профессор астрономии Ковальский, зоолог Брант, топо­графы Брагин и Юрьев, несколько рабочих – всего 14 человек. В последнем сезоне принял участие художник Иван Бермелеев. Он сделал много рисунков, посвящённых коренному населению Северного Урала и его быту.

В итоге за три сезона экспедиция Гофмана тщательно изучила природу и географию Полярного, Приполярного и Северного Урала, совершила ряд открытий. Исследователи доставили в Академию наук образцы горных пород и минералов, гербарии, этнографические материалы.

Экспедиции Гофмана, по сути, были самыми важными исследованиями севера европейской части России в первой половине XIX в. Они обобщали огромный массив научных материалов по географии этого региона. Позже Эрнст Гофман каждое лето посвящал изучению геологии Среднего Урала.

На карте России в честь этого учёного названы ледник в Приполярном Урале и остров, входящий в состав архипелага Земля Франца-Иосифа.

Северная экспедиция Бориса Вилькицкого

В Арктике побывало много русских первооткрывателей, но именно эта экспедиция считается одной из самых успешных. В историю она вошла как Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана. Великий норвежский исследователь Руаль Амундсен, узнав о её итогах, не удержался от восторженного восклицания: «В мирное время эта экспедиция возбудила бы весь мир!» Дело в том, что окончание этого морского похода по времени совпало с началом Первой мировой войны.

Целью экспедиции 1910–1915 гг. была объявлена разработка маршрута Северного морского пути. В её состав входили два ледокольных парохода – «Вайгач» и «Таймыр». Программа исследований была обширной, рассчитанной на пять лет. С ноября 1910 г. начальником экспедиции был гидрограф Иван Сергеев, но в 1913-м он тяжело заболел, и командование принял его помощник, командир «Таймыра» Борис Вилькицкий. Как раз летом 1913 г. из Санкт-Петербурга пришёл приказ, которого члены экспедиции долго ждали: пройти весь Северный морской путь с востока на запад, пробившись через льды в Архангельск.

К тому времени уже была проделана огромная исследовательская работа: изучены Восточно-Сибирское и Чукотское моря, описаны Медвежьи и Новосибирские острова, часть побережья материка. Было собрано большое количество данных о течениях, ледовой обстановке, климате и геомагнитных явлениях.

Но самое важное открытие состоялось 3 сентября 1913 г. Рано утром с ледоколов заметили землю. Экипажи высадились на сушу и установили там государственный флаг России. На следующий день был зачитан приказ начальника экспедиции Бориса Вилькицкого о присоединении новых земель к Российской империи, в честь чего дан торжественный салют. 

Сами исследователи назвали открытый ими остров Тайвай – по первым слогам слов «Таймыр» и «Вайгач». Позже выяснилось, что это архипелаг, и в 1914 г. он получил официальное наименование «Земля Императора Николая II» – в честь царствовавшего в то время российского императора. При советской власти острова переименовали, и сейчас они известны как Северная Земля. Кстати, это открытие считается самым последним из всех значительных географических открытий на земном шаре.

нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2021 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru