События
Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России28 голосов24%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов7%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души14 голосов12%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках18 голосов15%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения50 голосов42%
Предыдущие опросы

Образование23 сентября 2020 17:54Автор: Дарья Парфёнова, Наталья Дрёмова, Сергей Хорошавин, Фатима Шеуджен

Если тыква — то отказ, а мёд — к счастью!

Фото: из фонда музея-заповедника «Кижи»
Сейчас уже свадебных колдунов нет. Всё традиционно, со священником в церкви

Свадебные обряды сохранили для нас древнюю историю и культуру.

Любая небольшая прогулка в выходной день по осенней Москве заставляет улыбаться многоликой яркости города. И в этой красоте обязательно мелькнёт белое платье невесты. Впрочем, почему только белое? Только наблюдая за обычаями, костюмами, свадебными обрядами разных народов, можно изучать их историю и культуру. 

Каравай – обязательно!

Народ, перебирающийся на новое место, увозит с собой традиции и обычаи, – рассказывает историк Юрий Лаптев, директор Крым­ского республиканского этнографического музея. – Иногда они столетиями сохраняются в неизменном виде, но чаще приобретают «местную огранку». По свадебным обычаям можно изучать географию, узнавая, из какой местности они пришли». 

Взять хотя бы русские свадьбы. В Курской, Смоленской, Псковской и других областях России издавна бытовал обычай загораживать проезд «свадебному поезду», в котором везли невесту. По дороге «поезд» обязательно останавливали: перекрывали путь верёвкой, лентами, бревном. Достаточно было положить на дорогу шапку или горсть соломы, чтобы остановить процессию. Нужно было заплатить выкуп — деньгами и водкой.

А в Крыму, куда массово стали стекаться переселенцы сразу после присоединения полуострова к Российской империи, свадьбы сразу стали необычными. Первые деревни здесь основывали солдаты-отставники, которым привозили невест из разных губерний. Командир поселенцев тогда приказывал девушкам отвернуться, а солдатам – выложить шапки на траве. И каждая выбирала шапку, а с ней и наречённого. До сих пор этот обряд можно увидеть на праздниках в с. Мазанка.

Свадебный каравай – непременный атрибут праздника. Его выпекали в виде чаши и вкладывали в середину две ложки, связанные красной лентой. Ложки молодым полагалось хранить год. Это обычай, характерный для Белгородской обл. В сёлах южных регионов России и на Украине по сей день катают тёщу на тачке – это отзвук давнего обычая. «Если родители невесты отдавали замуж последнюю дочь, то их сажали в коляску или корыто и везли на реку купать. Если же им удавалось откупиться, то только брызгали водой», – пояснил смысл такой «поездки» Юрий Лаптев.

Отличалось на свадьбах и застолье: с русскими пельменями и украинскими варениками на свадебном столе соседствовать могли греческие голубцы в виноградных листьях, татарский плов, белорусские драники... Все блюда большой страны.

Передник для... мужа!

«Свадебные обычаи и обряды, связанные с вступлением в брак, – это неотъемлемая часть культуры и быта народа», – рассказывает этнолог и этносоциолог Розалинда Мусина. Так, на свадебные традиции татар большое влияние оказал ислам. Он предписывал мусульманину вступать в брак, поэтому неудивительно, что среди татар почти не было холостяков и старых дев. 

«Специального свадебного костюма у татар не было, – рассказывает научный сотрудник отдела этнологии Института истории Академии наук Татарстана Дина Гатина-Шафикова. – Это была более нарядная повседневная одежда. Не из домотканины, а из купленной шёлковой ткани. Невеста готовила для жениха свадебные онучи (портянки), а кое-где будущая жена вышивала для мужа… передник. На голову женщины – казан­ские татарки надевали калфак (волосник), а мужчины – тюбетейку».  

До революции брак заключал мулла во время религиозного обряда никаха. В течение советского времени свадьба, ранее состоявшая из нескольких этапов, стала гораздо короче. Но часть обрядов сохранилась и по сей день. Например, показ невесте дороги к роднику или облачение дома жениха предметами домашнего убранства из приданого невесты. Популярен обряд «невестина лапша» – застолье в доме жениха, на которое приглашаются старшие родственники с обеих сторон и на котором главным блюдом является суп-лапша, приготовленный невестой. Сохраняется в сёлах и такой обычай: на никах угощение привозят родственники жениха, на свадьбу – родственники невесты.  Причём все виды угощения обязательно  парные – пара копчёных или варёных гусей, торты,  фрукты, чак-чак и другие сладости. Широко распространён в наше время традиционный ритуал встречи молодожёнов, включающий угощение молодых чак-чаком (лакомство из мёда, муки и яиц), мёдом-маслом и подстилание под ноги невесты ковра или подушки с пожеланиями благополучной семейной жизни. Родители жениха встречают невесту на пороге дома со словами: «Пусть язычок твой будет сладким, как мёд, а душа мягкая, как пух». Старшим родственникам молодожёны дарят подарки.  Ещё один ритуал – опускание руки невесты в муку – чтобы была хорошей хозяйкой.  Гостей угощают национальными блюдами – это суп-лапша, мясо с картофелем по-татарски, эчпочмак (пирожки треугольной формы с мясом, луком, картофелем), чак-чак и пироги. 

«Среди современных татар сохраняется отношение к этим обрядам как к символам этнической идентичности. Мы наблюдаем возврат к традициям, но не в канонической форме, а в их обновлении», – резюмирует Розалинда Мусина.  

Судьба на кончике платка

Традиционный свадебный обряд карелов (как и русских, живущих в Карелии) был крайне сложен – исследователи насчитывают не менее 30 обязательных элементов. Многие из них несли в себе магический смысл. Так, ещё до свадьбы девушка стремилась накопить как можно больше «лемби». Что это? «Лемби» была особой субстанцией, которую можно было приобрести, скопить, растерять и даже украсть, и она не заключалась лишь в физической красоте. Адекватным современным переводом может быть «обаяние», «харизма», – рассказывает филолог Арина Семёнова.

Особенностью Севера всегда была подчёркнутая самостоятельность и независимость женщин – суровые условия выживания приводили к тому, что мужчин подолгу не было дома: уходили на заработки в большие города, уезжали на добычу рыбы, отправлялись в торговые экспедиции (а до XVI-XVII вв. и в во­оружённые набеги), и дом держался на плечах женщин. Это приводило и к немыслимым, по меркам более южных широт, вольностям – девушка могла сама, не спрашивая дозволения родителей, договориться с понравившимся парнем о свадьбе. Стоило ей только публично, на празднике, в присутствии свидетелей взяться за кончик предложенного парнем платка, как она считалась его женой. На севере Карелии это называлось «выйти замуж на кончике платка». Свадебного обряда это не отменяло – но родители, что называется, оказывались перед свершившимся фактом. Но даже такой брак имел статус официального, и развестись супруги уже не могли.

Обычная же свадьба начиналась со сватовства – приходили сваты, родители сговаривались, невеста начинала лить слёзы. Если у неё самой голосить от радости не получалось – на помощь приходили специальные бабки-плакальщицы. Считалось, что чем больше слёз прольётся до свадьбы, тем меньше после. В день свадьбы невесте на голову повязывали шёлковый платок, под которым она всю церемонию прятала и девичьи косы, и лицо, – что означало перемену статуса. Кстати, поскольку жених не видел лица суженой, то зафиксированы случаи, когда предприимчивые родители «всучали» ему не ту девицу, о которой была договорённость, а другую, засидевшуюся.

Но такое могло получиться, только если карелы пренебрегли главным персонажем любой свадебной церемонии – колдуном (по-карельски «патьвашка»). Именно он (а не священник или, ближе к нашим дням, работник ЗАГСа) и был главным человеком на церемонии: проводил нужные обряды, договаривался с духами, имел право в том числе своим колдовским посохом, сделанным из особенно уникальных кусков дерева, приподнять фату и посмотреть на лицо новобрачной.

И хотя в наши дни колдунов вроде бы не осталось, но почти во всякой карельской деревне найдутся свои «вежливые» люди (от слова «ведать»), которых обязательно позовут на свадьбу.

Наследники Богини-матери 

Всвадебных обрядах донских казаков отразились исторические реалии их жизни в степном краю, на границе с воинственными кочевниками. Общерусский комплекс представлений о свадьбе приобрёл некоторые специфические черты. К примеру, у казаков-некрасовцев (часть казаков, которые перешли в турецкое подданство, а затем вернулись в Россию. Названы так по имени атамана Игната Некрасова) до последнего времени сохранились элементы, напрочь забытые в других частях страны. «Невеста на свадьбе надевала специальный головной убор – «рогатую кичку», шапочку с двумя рогами. Это, конечно, был древнейший символ плодородия, который у славян и других народов Евразии обозначал быка и корову и брал своё начало ещё во времена неолита, когда древние люди поклонялись рогатой Богине-матери. И некрасовцы сумели пронести этот символ фактически до наших дней», – рассказывает этнолинг­вист, старший научный сотрудник Южного научного центра РАН Татьяна Власкина. Жениху на свадьбе никакой специальный костюм не полагался – надевали всё самое лучшее, и в случае с казаками, которые в XIX – начале XX в. были в первую очередь воинами, самым логичным выбором оказывался парадный военный мундир. Иногда, впрочем, жених мог быть в расписной рубахе, но тогда на плечи ему всё равно накидывали форменный «чекмень». Воинственность степных жителей проявлялась и в осмыслении общерусских свадебных обрядов – традиционный «свадебный поезд» на Дону назывался «храбрый поезд», и по тому, сколь воинст­венно были настроены его участники, как палили в воздух из оружия и размахивали шашками, можно было понять: перед нами скорее не торжественный кортеж, а обычное похищение невесты. Казацкая специфика проявлялась и в том, что обряд «выкупа невесты» часто сопровождался легкомысленной песенкой с припевом «мой братец, татарин, сестру проматарин». Ведь в степь переселялись крепкие мужики, которые приобретали себе жён, выкупая их у местных кочевых народов. Подача блюд на стол в первый день свадьбы носила строгий обрядовый характер – главным на столе был хлеб (на Дону до десятка различных вариантов свадебных караваев и куличей). 

На второй день торжеств еда теряла сакральное значение. И на столе, к примеру, могла оказаться курица, которую весь день таскали по станице перед молодожёнами, привязанную к шесту. Эта курица была символом того, что невеста хранила невинность до свадьбы. А вот шествие новобрачных наутро после брачной ночи в сопровождении друзей, с распеванием песенок считалось обязательным элементом свадьбы. 

Золотые монетки – вместе навсегда

Греки живут на территории нынешней России не менее 27 веков! Потому, по словам старшего преподавателя кафедры теории языка, литературы и социолингвистики Института иностранной филологии Крымского федерального университета Сократа Лазариди, большинство традиционных свадебных обычаев ушли в прошлое. Невесты уже не проводят несколько лет за подготовкой приданого. Нет уже сватовства, когда выставленные на стол орехи с вилкой или тыква означали отказ. Или обычая вручения свекровью невестке двух склеенных золотых монеток – намёк на то, что двум женщинам теперь предстоит всю жизнь провести в одном доме.

«Конечно, сохранились «изюминки» – такие традиции, которые помнят пожилые люди, а молодые охотно воспроизводят, – рассказал Сократ Лазариди. – Например, присутствие на свадьбе крёстных родителей или обряд бритья жениха накануне свадьбы. Друзья могут побрить ему одну щёку и потребовать денег, чтобы завершить процесс. В «Альбоме историко-этнографических материалов», изданном 20 лет назад, упоминается много других интересных обычаев, характерных в прошлом для греческих свадеб. Оригинальным был «праздник сита» накануне свадьбы. Подруги невесты несколько раз просевали белую муку, а в тесто опускали руки самые бойкие и красивые мальчик и девочка – чтобы у молодых появились такие же малыши».

По сей день сохранилась и такая традиция: в понедельник, с утра, люди (в основном мужчины) шли в дом, где прошла свадьба, для того чтобы поесть хаш – горячее блюдо из ножек и требухи. «Народ говорил, что если не поел свадебного хаша, то считай, что и на свадьбе не был, – говорит Сократ Лазариди. – После завтрака с хашем и рюмкой горячительного (но можно и без спиртного) народ расходился – кто на работу, а кто по своим делам».

Когда-то существовал очень красивый обряд окуривания – «фимиам». Шесть пар родных или друзей семей жениха и невесты становились в круг с зажжёнными свечами. Внутри круга священник (или кто-то из мужчин) окуривал ладаном всех присутствующих. Это знаменовало то, что молодая жена становилась своей, входила в семью мужа.

Торжество без жениха

«Свадебные ритуалы – одни из самых устойчивых, передающихся из поколения в поколение, – говорит кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра цивилизованных и региональных исследований РАН Наима Нефляшева. – В черкесских традициях важна не только сама свадьба, но и весь цикл обрядов, связанных с этим празднеством, начиная с выбора невесты, заканчивая её приездом в гости в отчий дом вместе с первенцем.

Конечно же, стороне жениха хочется, чтобы невеста была из хорошей семьи. Немаловажна внешность девушки – чтобы дети были красивыми. Кстати, в адыгском языке есть выражение, которое в дословном переводе означает «портящий род». Обычно так говорят о неказистых людях.

Что касается самой свадьбы, то у черкесов она начинается с вывода невесты из родительского дома. Этот обряд сопровождается специальной песней. Между прочим, родители и родные невесты практически не присутствуют на свадьбе. Невесту сопровождают только её подружки, а чуть позже в разгар свадьбы приезжают несколько её родственников-мужчин. Но по этикету, они надолго не задерживаются.

Перед тем как девушка войдёт в новый дом, ей под ноги кидают шёлк, чтобы судьба была красивой и нежной, как эта ткань. Через порог новобрачную переносят. Считается, что души умерших родных селятся под порогом и если вдруг невеста нечаянно на него наступит, может их побеспокоить. Это считается дурным знаком. Как раньше, так и сейчас приход невесты в дом начинается с того, что её знакомят со старшими женщинами семьи. Лицо у девушки обычно закрыто фатой или лёгким шифоновым платком. Во время церемонии платок приоткрывают и невесте мажут губы маслом и мёдом. Считается, что таким образом ей дают понять, что речь должна быть мягкой и сладкой. Также принято осыпать невесту деньгами и конфетами. Это символизирует благополучную жизнь.

Исторически у черкесов свадьба проходила без жениха. Во время церемонии он был у друзей и в дом возвращался только после окончания церемонии. Получается, что гуляли на свадьбе только многочисленные гости. Для них накрывались щедрые столы, устраивались танцы. Сама невеста находилась в отдельной комнате и чаще всего стояла в углу. Компанию ей составляли несколько молодых девушек. Остальные гости могли зайти, посмотреть на новобрачную, но прежде они должны были её одарить. Родственники жениха обычно преподносили золотые украшения. Конечно, может показаться странным, что невесту ставят в угол, но, видимо, этот обряд остался с языческих времён – например, от дурного глаза.

нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2020 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru