Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России26 голосов23%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов7%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души13 голосов12%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках18 голосов16%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения48 голосов42%
Предыдущие опросы

Образование19 февраля 2020 16:52Автор: Ольга Сальникова

Испытание нечистью. Повести Николая Васильевича Гоголя «Вий» – 185 лет

Фото: Эдуард Кудрявицкий
Памятник Гоголю в Москве установлен в начале бульвара его же имени

Мистическая повесть Н. В. Гоголя «Вий» была впервые опубликована в сборнике «Миргород» в феврале 1835 г., став одним из самых сложных для понимания произведений писателя, а её экранизация в 1967 г. – первым российским фильмом ужасов.

Об этом загадочном произведении рассказала кандидат филологических наук, специалист по творчеству Гоголя Светлана Шведова.

Сегодня «Вий» привлекает читателя прежде всего своими фантастическими образами. Однако вспомним о том, что Гоголь уже в молодые годы был очень религиозен, едва ли он писал повесть о демонических силах с развлекательной целью. Так о чём же она?

Хома неверующий

Фольклорный рассказ о встрече парубка с ведьмой Гоголь превращает в философскую притчу об испытании человека, его духовных резервах. Главный герой как будто бы не слишком подходит для подобных испытаний: несмотря на своё «героическое» прозвище (Брут), это обыкновенный человек, погружённый в житейские интересы, подчинённый телесным потребностям. Он пьёт горилку и даже ходит к булочнице под Страст­ной четверг. В сложных ситуациях он ведёт себя так, как предписано обычаем и здравым смыслом. И на первых порах вроде бы побеждает ведьму, после ночного полёта вдвоём с Хомой она умирает. Однако во время этого полёта герою открывается нечто такое, что захватывает его внутренне: чудная красота демонического мира, страшная и притягательная одновременно. «Он видел, как вместо месяца светило там какое-то солнце; он слышал, как голубые колокольчики, наклоняя свои головки, звенели. Он видел, как из-за осоки выплывала русалка, мелькала спина и нога, выпуклая, упругая, вся созданная из блеска и трепета…» Воплощением такой губительной красоты становится панночка.

У Гоголя панночка – воплощение губительной красоты.Кадр из кинофильма «Вий», 1967 г.

Таким образом, перед героем ставится задача не только физически избегнуть контакта с нечистой силой, но и освободиться внутренне. От него требуется сознательно преодолеть влечение к плотской прелести мира, а для этого необходима внутренняя инициатива, духовное усилие. На недостаток веры в герое намекает не только его поведение, но и имя (Хома – простонародная форма имени Фома, который, как известно, неверующий). Тем не менее что-то в герое меняется. Окончательной проверкой должна стать встреча с Вием.

Спасение потрясением

Прообразы главного персонажа обнаруживаются в фольклоре разных народов. Гоголь творчески преобразует исходный материал, воплощая в Вие гипертрофированную телес­ность, силы подземного хаоса. Если панночка поражает сверкающей красотой, то Вий – чудовищным ­безобразием. В их союзничестве – тайна жизни с её вроде бы несовместимыми проявлениями: единством красоты и безобразия, ужасного и притягательного.

Глаза Вия устремляются в Хому, как «две чёрные пули». Это сравнение – метафора: взгляд героя на Вия оборачивается взглядом «в себя»: «По непостижимому… любопытству глаз его нечаянно отворился». Герой что-то для себя открывает, а затем умирает. Можно сказать, что «отвратительные чудища», разом бросившиеся на Хому, – это символическое выражение его внутреннего хаоса, душевной сумятицы. И человек не может выдержать открывшегося ему внутреннего «неустройства», душевного безобразия. Страх перед внутренними «чудовищами», мучительное переживание собственной греховности были неотъемлемой чертой гоголевской религиозности. Но только через потрясение своим душевным «неустройством» человек может повернуть на путь спасения. 

Встал ли на этот путь Хома Брут? Было высказано предположение, что герой умер до второго крика петуха и душа его успела улететь прочь, в то время как вся нечисть так и осталась, «завязнувши в дверях и окнах». Однако в конце повести звучит мысль, что он «пропал ни за что». А значит, не просто «погиб», но именно погубил душу. Таким образом, финал повести открыт, Гоголь оставляет нам надежду, но и предупреждает, как трудно человеку преодолеть соблазны телесного существования. В сущности, всё творчество Гоголя об этом.

Из жизни писателя

«Мама, куда я попал!»

Жизнь Гоголя была тесно связана с Санкт-Петербургом. Именно здесь были написаны «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Тарас Бульба», «Ревизор» и начаты «Мёртвые души». Однако сам город Николай Васильевич недолюбливал.

О непростых отношениях писателя со столицей Российской империи рассказал краевед, экскурсовод Ярослав Любимов.

– Николаша Гоголь, именно так называла его мать, приезжает в Петербург из Малороссии в 19 лет. С большими намерениями поселиться «в весёлой комнатке окнами на Неву» и стать знаменитым писателем, артистом или, на худой конец, чиновником. Однако первые письма из Петербурга на родину звучат в одной горькой тональности: «Мама, куда я попал!» Во-первых, холодно и темно, а приезжает он в столицу империи как раз в конце декабря, когда света нет совсем. Во-вторых, цены намного выше, чем в Малороссии, да и экономить Гоголь не привык.

Холодно и дорого

«Петербург мне показался вовсе не таким, как я думал, я его воображал гораздо красивее, великолепнее, и слухи, которые распускали другие о нём, также лживы, – пишет он матери. – Жить здесь не совсем по-свински, т. е. иметь раз в день щи да кашу, несравненно дороже, нежели думали. За квартиру мы платим восемьдесят рублей в месяц, за одни стены, дрова и воду… Съестные припасы также не дёшевы… Это всё заставляет меня жить, как в пустыне, я принужден отказаться от лучшего своего удовольствия видеть театр».

Всё это подрывает моральный дух и здоровье молодого человека. К слову, он не только отмораживает нос, но и начинает страдать типичной петербургской болезнью того времени – геморроем. Виной тому ужасный климат, плохая пища и сидячий образ жизни горожан. Чувствовал он себя прекрасно лишь во время короткого петербургского лета.

С работой у него также не ладится. В театр не берут, хотя он прекрасный актёр, играет живо и нешаблонно. В итоге он попадает в чиновники, причём в низший слой. Здесь выходцы из мещан, поповичей – люди на птичьих правах, переписывающие бессмысленные бумажки, их жалованья не хватает даже на то, чтобы нормально обустроить быт и жениться. Выдерживает он 1,5 года и затем уходит в учителя. Преподаёт сначала в Патриотическом институте, затем в Петербургском университете. Рассказывает интересно, но имеет проблемы с дисциплиной, часть лекций слабо подготовлены, так как знаний явно не хватает. И в итоге покидает кафедру.

Влюбился в Москву

Но опыт, полученный Гоголем в мелкочиновничьей среде, позволяет создать ему столь реалистичный образ «маленького человека». Карамзин, Пушкин, Лермонтов, которые также обращались к этой теме, были всё же людьми при дворе, далёкими от жизни бедного российского служителя. Гоголь знает этот круг изнутри, описывает его недостатки, но в гротескном и преувеличенном виде. И после того как в апреле 1836 г. в Александринском театре прошла премьера «Ревизора», писатель окончательно ссорится с чиновничьей средой.

Как тогда говорили, на «Ревизоре» смеялись трое: Николай I, наследник престола Александр Николаевич (будущий император Александр II) и зрители на галёрке. Чиновники даже вопреки восторгу императора шикали. К слову, с самим Николаем I у Гоголя сложились противоречивые отношения. С одной стороны, царь разрешил «Ревизора», назначил писателю неплохой трёхгодичный пансион по тысяче рублей, с другой – приказал «немного переписать» финал комедии – «в духе благонравия». Гоголь чувствует удушение цензурой, ненависть чиновничьей среды и покидает Петербург спустя 8 лет жизни в нём. 10 лет он живёт в Италии, а потом переезжает в Москву. К слову, здесь Гоголь не имел даже съёмной квартиры и всегда жил у друзей, но был влюблён в город. «Москва больше расположена ко мне», – пишет он. Интересно, что эти слова актуальны до сих пор. Ведь именно в Москве работает Дом-музей Гоголя, есть Гоголевский бульвар, а в Петербурге – нет. Более того, даже на установку памятника писателю в Северной столице ушло полвека.

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2020 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru