Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России28 голосов22%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов6%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души18 голосов14%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках19 голосов15%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения52 голоса42%
Предыдущие опросы

Персона11 июня 2013 13:57Автор: Елена Огнева

Фортепианных дел мастер

Фото: семейный архив
Александр Огнев

Александр Огнев реставрирует инструменты и строит концертный зал

В третьем классе он бросил музыкальную школу. Играть научился уже взрослым. Потом освоил духовые, недавно взялся за струнные. Научился восстанавливать инструменты. Попутно женился, родил пятерых детей. Никто из них не учился в музыкальной школе, но каждый владеет нотной грамотой и играет на нескольких инструментах. Он купил дом в глухой деревне и затеял там строительство семейного концертного зала - так, для себя... Он чувствует себя счастливым человеком. Знакомьтесь - Александр Огнев, фортепианный мастер, реставратор.

А.О.: - Моя музыкальная педагогиня сказала родителям: «Верьте моему опыту, ваш сын никогда в жизни не прикоснётся к клавиатуре. Я такой ненависти ещё не встречала». Так меня из музыкальной школы и забрали. Я был счастлив! Сразу же сделал из смычка стрелу. Тяжеловатая, правда, получилась…

А «Регулятор» включился лет этак в девятнадцать, когда Вовка (средний брат) пришёл из музыкальной школы и, гордясь собою, исполнил на пианино двумя пальцами белорусскую народную песню «Бульба». Одним-то пальцем я мог сыграть всё что хочешь. А тут - двумя! Вот с этих пор я и начал играть. Сперва занимался сам, потом меня вывели на мою главную педагогиню, Зинаиду Деви, чья музыкальная генеалогия восходила к самому Моцарту. Я взял у неё 23 урока. Она спросила сразу: «Что вы хотите?» Я ответил: «Стать концертирующим пианистом». Она сказала: «Даже если бы вы пришли десять лет назад, было бы уже безнадёжно поздно».  «Тогда, - говорю, - буду заниматься, пока не женюсь». Она согласилась.

А жену свою ещё до свадьбы предупредил, что я человек более-менее нормальный, но есть две особенности: первая - у меня никогда не будет телевизора, а вторая - всегда буду играть на пианино, пока руки есть. Так и вышло.

Однажды меня попросили посмотреть пианино, выставленное на продажу. Оно оказалось никуда не годным. Хозяева огорчились и предложили взглянуть на трубу. Открываю футляр: она жёлтая, в идеальном состоянии, какой-то немецкой фирмы. Купил! Оказалось, раритет...

Труба – инструмент по сравнению с фортепиано ничтожный: ни диапазона, ни тембра, ни полифонии. Но есть одно преимущество, которого пианино лишено, – возможность тянуть звук, причём окрашенный интонационно. И я решил научиться и научить детей, чтоб веселей было, и стал скупать дудки, в основном – помятые и неисправные.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Ваши дети играют на пианино?

А.О.: - Да, все пять – в разной степени. Я обучал их с помощью педагога. Сам я педагог никудышный. Хотя и пытался вмешаться в процесс, но добром это не кончалось. Помню хорошо, как с младшей дочкой Лизаветой мы уже дошли до первой сонаты Бетховена, но вдруг я почувствовал, что стало жарко во время занятия. Смерил температуру – 38,5. Думаю, нет. Такой ценой не хочу! Сдаюсь! Говорю дочери: «Пиши расписку, что ты никогда в жизни не прикоснёшься к фортепиано!» – «С удовольствием!» - И написала. И ещё от себя приписала, что, мол, обязуюсь и своих детей никогда не мучить. И теперь, когда идёт «драка», кому играть, я ей эту расписку припоминаю.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - А зачем Вам неисправные дудки?

А.О.: - Я нашёл одного деда в МГУКИ (Московский государственный институт культуры), который всё это чинил. Однажды дед мне сообщил, что, мол, декан интересуется, что это за идиот в Москве нашёлся, который собирает духовой оркестр. По нескольким косвенным фразам я понял, что этот идиот – я. Нас представили, и декан взял над нами шефство. Оказалось, что помимо обыкновенной педагогической деятельности, у него есть ещё два направления. Первое – поиск талантливых детей по музыкальным школам. Он формировал оркестр и летом выезжал с ним на международные фестивали детской духовой ансамблевой музыки по Европе – тут было всё в порядке. А со вторым направлением дела обстояли совсем плохо. Оказывается, точно так же существуют на белом свете международные фестивали семейных духовых ансамблей, а в Москве не осталось ни одного семейного духового оркестра. И понятно, почему. Подуди-ка в многоэтажке! Да ещё хором! А у меня дома со звукоизоляцией всё нормально. И это дело худо-бедно пошло, но потом я нашёл другого концертмейстера в Балашихе. Позвонил ему, он пригласил меня в Дом культуры.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Как прошла первая встреча?

А.О.: - Довольно необычно. Я пришёл. В пустом коридоре – ряд дверей. Одна приоткрыта. В пустой комнате за пустым столом сидит человек и, сложив перед собой руки в замок, смотрит в стену. Только когда я втащил свой футляр с трубой, он оживился. Я подумал, что, если бы я не пришёл, он бы так и просидел до вечера… В общем, он нам составил репертуар, который сильно отличался от того, что преподавал московский декан. У декана всё было «заточено» под европейские фестивали – от Баха до спиричуэлс. А тут был репертуар наших танцплощадок чуть ли не с царских времён, вальсов, армейской музыки. Гораздо более душу грело. И вот на это мы переключились и даже доросли до фондовой записи. И даже должны были дать концерт к юбилею ДК, но как раз в этот день этот ДК снесли. Концерт не состоялся, но записи остались.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - А как Вы начали играть на скрипке?

А.О.: - К скрипке меня совершенно не тянуло. Только три года назад лёд тронулся. Один мой знакомый делает скрипки, ему уже 70, в сердце – пять шунтов. Надо кому-то мастерство передать. Прежде чем отдаться в его ручки, я стал проверять его работу. Сначала показал сделанную им скрипку педагогам в музыкальной школе. Педагоги пришли в полный восторг. Потом я показывал его скрипки солистам филармоний, преподавателям, концертирующим музыкантам и даже двум заслуженным артисткам России. Всем инструменты нравились. И тогда понял, что мне хочется на этой штуке поиграть. Теперь занимаюсь с педагогом.

Как-то раз он в шутку сказал детям: «Хочу столько внуков, чтобы хватило на малый симфонический оркестр!» - и вдруг с удивлением обнаружил, что «программа» в действии. Трое старших обзавелись семьями, количество внуков приближается к семи. Старшие уже решают между собой, кто на чём будет играть. «Я буду играть на альте!» - говорит Кирилл. – «А я – на скрипОчке!», - вторит ему Софья. Деда к обсуждению не привлекают.

Дед тихонько улыбнулся – да и купил дом в Рязанской губернии и затеял во дворе строительство небольшого семейного концертного зала. Место под фундамент уже определено. Знакомые намекнули, что под эту идею можно получить грант. Материальная поддержка столь благородному начинанию оказалась бы как нельзя более кстати…

Городоскоп
2 комментариевНаписать
  • Helen 10 июля 2013 17:54
    Вы можете написать Александру на e-mail: ognev59@yandex.ru
  • anna 20 июня 2013 20:49
    Нужен E-mail Александра Огнева или телефон. Есть рояль для реставрации,долго без дела стоит.Жалко.Так не должно быть.Пусть инструмент попадет в надежные руки!Может мастера это заинтересует..???
Написать свой комментарий

© 1997–2021 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru