Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России28 голосов22%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов6%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души18 голосов14%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках19 голосов15%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения52 голоса42%
Предыдущие опросы

Персона27 февраля 2013 09:47Автор: Юлия Тутина

Рига - дворы и шалости

Фото: Виктория Мур
«На манеж я вышел впервые в 12 лет, кстати, именно в Москве...»

Не сожалейте о прошлом, не торопите будущее, живите настоящим!

Дрессировщик Андрей Дементьев-Корнилов, несмотря на молодость, в цирковом мире человек уважаемый и востребованный. Он продолжатель одной из старейших цирковых династий в России. На арену со слонами выходили и его бабушка с дедушкой, и папа с мамой, теперь вожак слоновьего стада он.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Вы родились и долго жили в Латвии. Много гастролировали по СССР. Как считаете, хорошо или плохо, что он развалился?

А.Д-К.: - Моя девушка часто в шутку меня упрекает, что я-то в СССР родился и потому имею очень «совковые» корни, а она, мол, уже в России, а потому более современна. Но если серьёзно говорить, то я, конечно, в силу возраста не слишком хорошо знаю и помню СССР. Сам был маленький, но готов поверить своим маме, бабушке, которые много рассказывают о том времени хорошего. С точки зрения политики, географии, плохо, что Союз развалился. Теперь некогда дружная коммунальная семья разных народов живёт в отдельных квартирах. Вроде бы каждый за себя, но многое потеряно. Где наше сельское хозяйство? А некогда сильная промышленность? Даже у нас в цирке от этого разобщения только одни минусы. Ощущение, что эту разобщённость спровоцировали когда-то извне. Известно, что Россия богата полезными ископаемыми, так вот чтобы проще к ним было пробраться, нас и разделили. На мой взгляд, всё происходило тогда и происходит сейчас неспроста. Я часто и сегодня бываю в Латвии и вижу, что многие там скучают по советскому прошлому. Потому что в Евросоюз вошли, а толку для обычных людей чуть. Заводов никаких больше нет, а значит, и нормальной работы нет. Все работают в сфере услуг - есть у них к этому призвание или нет. Да и там конкуренция невероятная. Или на Запад вынуждены ехать, чтобы там… тоже работать в сфере услуг. Но далеко не у каждого есть призвание быть официантом или горничной… Мне вообще кажется, что самое правильное - жить сегодняшним днём, но мало у кого это получается: большин­ство живут или вчерашним, или будущим. На что-то надеются или, наоборот, о чём-то сожалеют. У меня вообще почти нет знакомых, которые говорят про себя: «Как же я счастлив, всё у меня замечательно!»

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Что вас связывает с Москвой?

А.Д-К.: - В этом городе я впервые вышел на арену в качестве помощника дрессировщиков, так что отношение к городу у меня, поверьте, особое. А самое яркое первое впечатление получил в 9 лет, когда приехал в Москву впервые. Бабушка повезла меня в гости на метро. Входим в двери, и вдруг вижу - эскалатор! Невероятный аттракцион! Я был в таком восхищении от такого чуда техники и возбуждении, что моя бабушка (а она у меня и до сих пор выглядит как светская дама - в мехах и нарядах) не выдержала и зашептала: «Прекрати, прекрати, что ты меня позоришь!» Я здесь учился, становился старше, так что если Рига - дворы, шалости и приятели, то Москва - становление моей личности как человека и как артиста.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Вы с раннего детства много гастролировали, были окружены людьми разных национально­стей. Какая нация, на ваш взгляд, самая душевная?

А.Д-К.: - Я всегда придерживаюсь одного золотого правила: не судить о национальности в целом по его отдельным представителям. Потому что в любом народе есть люди ужасные и также невероятно добрые и душевные. В моей жизни как-то произошла чудовищная неприятность, и никто из ближайшего окружения, из земляков не мог помочь. И тогда на выручку пришли незнакомые люди, чужие мне и по вере, и по взглядам на жизнь. Вот по своей инициативе пришли и помогли! И при этом ничего не попросили взамен, даже спасибо как следует не дали сказать. Это было невероятной наукой. И я сформулировал личную заповедь: можно и не любить ближнего, потому что в наше озлобленное, разоб­щённое время синтезировать в себе такое чувство непросто, но уважать его обязан каждый из нас. Просто хотя бы за то, что он человек.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - Вы младший представитель самой старой цирковой династии. А своих детей будете стараться заразить «цирконутостью»?

А.Д-К.: - Ну, пока у меня их нет, но, конечно, постараюсь дать им то, что умею сам. Передам все навыки, которые получил от родителей, а дальше как они сами захотят. В моих личных планах - открытие заповедника для слонов, национального парка, но на территории России. Это моя заветная мечта, которая постепенно начала воплощаться в жизнь. Создать в Ростовской области питомник, куда мы сможем отправлять на пенсию слонов, которым тяжело уже работать в цирке. Там можно сделать зону, где желающие смогли бы общаться со слонами, кататься на них... Надеюсь, моя мечта осуществится. Вот в этом деле я своих будущих детей точно вижу в качестве помощников. Или они могли бы быть меценатами цирка, помогать развивать новые аттракционы...

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - После гибели отца вы в 19 лет оказались вынуждены начать сольную работу в его аттракционе...

А.Д-К.: - Мы с того времени работаем в тандеме с мамой - она занимается продюсированием, я - работой на арене. Тогда, после трагической гибели в автокатастрофе отца, в семье моей остались только женщины - мама, бабушка, сестрёнка. И вот во время похорон директор Рижского цирка, который работал и с моими родителями, и с бабушкой и дедушкой, взял с меня торжественную клятву, что я продолжу дело отца.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: - А что, были сомнения?

А.Д-К.: - На манеж я вышел впервые в качестве дрессировщика в 12 лет (кстати, это было здесь, в Московском цирке Никулина), но к 18 годам серьёзно задумался о своём будущем. Цирк в тот период переживал определённый упадок. И я себя тогда в этой системе не видел. Плюс взыграло самолюбие - я и без родителей чего-то могу добиться. Но, видите, остался. И сегодня нисколько не жалею. Цирк - он ведь затягивает!

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2021 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru