Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России28 голосов24%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов7%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души14 голосов12%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках18 голосов15%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения49 голосов42%
Предыдущие опросы

Дискуссия13 декабря 2011 21:07Автор: Дмитрий Писаренко

Уроки Манежки усвоены?

Фото: Алексей Витвицкий

Что изменилось за год в межнациональных отношениях

Год назад Москва содрогнулась от националистических лозунгов, скандируемых под стенами Кремля. 11 декабря на Манежной площади собрались тысячи радикально настроенных молодых людей, требующих призвать к ответу убийц футбольного болельщика Егора Свиридова. Так в нашем лексиконе появилось слово «Манежка». За прошедшее с тех пор время виновные были осуждены, а непосредст­венный исполнитель убийства Аслан Черкесов получил 20 лет тюрьмы. Каковы уроки Манежки год спустя? Какие выводы мы сделали из тех событий? Об этом «СтоЛИЧНОСТИ» рассказали эксперты в области межнациональных отношений.

Другие «наши»

Игорь Савин, научный сотрудник
Института востоковедения РАН,
координатор программ НКО
«Международное ненасилие».

Думаю, общество и власть за год поняли, что озвученные 11 декабря 2010 г. проблемы - не результат злой воли и радикального поведения горст­ки отщепенцев. Существуют серьёзные проблемы, которые нужно решать. Резко усилилось количество мероприятий, где люди, особенно молодёжь, расширяют своё представление о мире, в котором мы живём, о людях, которые нас окружают.

Другое дело, что ещё доминируют такие представления: причина взаимной отчуждённости различных сообществ только в том, что они слишком мало знают друг о друге, поэтому у них вдруг возникает взаимная нелюбовь. Немногие готовы признать: государственные и общественные институты работают так, что единое правовое и социальное пространство оказалось деформировано. Люди не имеют сходных и легитимных в глазах друг друга наборов социальных стратегий. Действенный социальный ресурс - этническая идентичность и связанная с ней ориентация на «своих». Общегражданская идентичность в таких условиях ослабевает, развиваются взаимные фобии различных сообществ - кавказофобия, русофобия, мигрантофобия и т. д. Эти настроения ослабляют внутреннее единство общества.

Ведущаяся сегодня борьба с ксенофобией фиксируется в основном на внешних её проявлениях (инцидентах, заявлениях) и на преодолении культурных различий между сообществами. Нет внимания к социальным корням взаимного отчуждения. Это приводит к тому, что стратегии социальной активности всё более отличаются у разных групп и даже противостоят друг другу. В итоге взаимные недоверие и страх усиливаются.

Именно поэтому оценки событий на Манежке так отличаются у разных жителей единой страны. Для одних прошедшие события - акция националистов против определённой группы сограждан, для других - начало кампании против националистических практик. Можно констатировать национализм со всех сторон: у одних он лозунговый, у других - повседневный. И у всех по одинаковому сценарию формируется образ врага, только одни боятся «фанатов», а другие - «этнических банд». И всегда источник проблем ищут в действиях и мнениях «других», но не «наших». Пока мы не начнём задумываться над тем, что вызывает недовольство «других» в действиях «наших», и не станем искать основы для равноправного существования в рамках единой страны, предпосылки для новых публичных акций, подобных Манежке, увы, сохраняются.

Где рамки?

Сергей Абашин, ведущий научный
сотрудник Института этнологии
и антропологии РАН,
доктор исторических наук.

На мой взгляд, значение событий декабря прошлого года в том, что после них проблема мигрантов в Москве стала публичной. Раньше действовала привычка советской политкорректности: такие темы обсуждать неприлично. Теперь всё по-другому. Но в этом есть и плюсы и минусы. Плюсы в том, что какие-то вопросы, конечно, нельзя замалчивать, иначе общество стихийно отреагирует таким вот образом, как это случилось 11 декабря. А минусы в том, что у общественного сознания всё-таки должны быть некие рамки - что можно делать и говорить, а что нельзя.

 

Не надо доводить до беды!

">Татьяна Стефаненко, завкафедрой
социальной психологии факультета
психологии МГУ им. М. В. Ломоносова,
доктор психологических наук.

За год ситуация с межэтническими отношениями в столице не улучшилась, и произошло это не без помощи политиков. Они - как стоящие у власти, так и относящие себя к оппозиции - весьма успешно используют фактор этнической напряжённости, отголоски тех событий на Манежной площади в своих далеко не бескорыстных целях. Применяют давным-давно известные в социальной психологии приёмы - например, разделение на «мы» и «они», оценочное сравнение в пользу своей этнической группы, формирование на этой основе позитивной этнической идентичности. Это само по себе неплохо, даже замечательно (если мы не будем себя любить и уважать, то как можно этого ждать от других?), но налицо односторонний и предвзятый подход. Нам говорят о проблемах, вызванных миграцией, но вместо конструктивных решений предлагают деструктивные, а часто даже радикальные.

За все беды, за весь негатив, который люди видят вокруг, назначают ответственными «чужих». Они становятся козлами отпущения. Хорошо известно, что при наличии большого количества социальных проблем люди ищут ответ не на вопрос, почему так происходит, а на другой: кто виноват? А этот любимый вопрос русской интеллигенции отнюдь не безобиден.
При такой его постановке ответ на следующий вопрос - что делать - способен привести к беде. Люди от вербального выражения антипатии на кухнях могут перейти к открытым действиям. А спровоцировать это могут те же политики ради того, чтобы всего лишь получить на выборах прибавку в пару процентов.

А в выигрыше-то кто?

Игорь Белобородов, директор
Института демографических исследований,
главный редактор портала «Демография.ру».

События на Манежной площади надо рассматривать как яркий эпизод в истории межнациональных отношений в России, но они не были её отправным пунктом. До этого была Кондопога, другие конфликты в разных регионах, когда либо приезжие страдали от местных жителей, либо наоборот.

Недовольство большинства всегда имеет первопричину. Просто так национализм в радикальных формах не проявляется. Нужны предпосылки, и такой предпосылкой (не только в нашей стране) стала неконтролируемая миграция. Я уверен, что эпизод на Манежке был следст­вием непродуманной миграционной политики. По этой же причине во Франции популярен Ле Пен с его радикальными взглядами, в Германии, Швейцарии, Австрии, Голландии всё большую популярность набирают неофашистские идеи. Это страны, которые столкнулись с инокультурной миграцией, испытали на себе рост межнациональной напряжённости и, как следствие, радикализацию общества. В Норвегии минувшим летом действия одного такого радикала привели к трагедии, какая никому и в кошмарных снах раньше не снилась!

По результатам опросов, ситуация с миграцией не устраивает около 80% россиян. Хорошо, что не все они склонны к экст­ремизму, но надо понимать, что и 2% радикально настроенной молодёжи достаточно, чтобы нарушить существующую стабильность. С другой стороны, и сами мигранты всё более проникаются радикальными идеями. В такой ситуации не может быть выигравших или проигравших.

У нас до сих пор действует эта концепция «открытых дверей», а необходима селективная миграционная политика, как в некоторых странах - Израиле, Японии, США. Селективная - это значит, что ведётся строгий отбор въезжающих в страну.

То, что приезжие могут ассимилироваться, интегрироваться в наше общество, - миф. Поскольку никто не желает менять свою этническую идентичность, своё национальное «я». Это основа психотипа и всей ментальности. И это правильно. Наоборот, давление на человека с целью его отказа от этничности отдаёт тоталитаризмом. Нельзя принуждать к этому. В США предложили более широкую гражданскую трактовку: там мигранты гордятся и своей принадлежностью к этносу, и тем, что они являются гражданами США.

В любом обществе должны соблюдаться критические пропорции присутствия мигрантов. Это не более 7% населения. И они должны быть равномерно распределены в обществе, а не так аномально, как у нас сегодня: основные потоки стекаются не только в Москву, но и в крупные города. И в этих городах давно уже не 7% мигрантов. В некоторых локальных поселениях доходит и до 30%! По­вторение событий на Манежке возможно при определённых условиях. Мы ведь помним, что за прошедший год было немало конфликтов, некоторые заканчивались убийствами.

Бывало, что иностранцев ни за что избивали, в том числе женщин и детей. А взять дикий, вопиющий случай, когда в Москве убили шахматиста из Якутии, гражданина России! Я не исключаю, что к разжиганию межнациональной розни причастны наши геополитические оппоненты. Они более всего заинтересованы в том, чтобы расшатать межэтнические отношения в России. Им выгодно накачивать нас идеей неприятия чужой культуры.

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2020 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru