События
Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России28 голосов23%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов7%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души15 голосов12%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках19 голосов16%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения51 голос42%
Предыдущие опросы

Образование12 ноября 2020 01:05Автор: Ольга Сальникова

Заперт и вдохновлён

Фото: Картина Н. Н. Ге «Пущин И. И. в Михайловском в гостях у Пушкина»
Гений Пушкина превращал в стихи, поэмы, повести всё, что происходило вокруг

Холера, тиф и чума стали невольными «соавторами» ярких творений.

Пандемия коронавируса – далеко не первая эпидемия в нашей истории. Мир уже сталкивался с холерой, тифом, чумой, оспой и другими смертельными болезнями. Однако для многих гениев период карантина стал одним из самых плодотворных в их творчестве. Как оказалось, муза прекрасно справляется с болезнями и даже эпидемиями... 

Впервом ряду, как всегда, наше всё – Пушкин.

Из Москвы в Болдино Пушкин выехал 31 августа 1830 г., чтобы вступить во владение близлежащей деревней Кистенёво, выделенной ему по случаю женитьбы отцом. 

«Я заперт в Болдине»

– Отправляясь в путь, Пушкин знал, что в Астраханской и Саратовской губерниях нача­лась эпидемия холеры, которая продвигается в Нижний Новгород (впоследствии она охватила почти всю Россию и продолжалась семь лет. – Ред.), – рассказывает директор музея-запо­ведника «Болдино» Нина Жиркова. – Однако о болезни, её природе, распространении и лечении тогда ничего не знали. Заражались не только крестьяне: от холеры умерли великий князь Константин Павлович, князь Юсупов, пианистка Мария Шимановская (её музыкальный салон в Петербурге посещали Пушкин и Мицкевич).

В Болдино Пушкин приехал 3 сентября, рассчитывая за месяц управиться с делами, но из-за карантина был вынужден остаться там на три месяца – до 5 декабря. 

«Я уже почти готов сесть в экипаж, хотя дела мои ещё не закончены и я совершенно пал духом. Вы очень добры, предсказывая мне задержку в Богородецке лишь на 6 дней. Мне только что сказали, что отсюда до Москвы устроено пять карантинов, и в каждом из них мне придётся провести две недели, – подсчитайте-ка, а затем представьте себе, в каком я должен быть собачьем настроении», – пишет он своей невесте Наталье Гончаровой 30 сентября. А 11 октября Наталье Николаевне послана не менее пронзительная весточка: «Въезд в Москву запрещён, и вот я заперт в Болдине… Ясно, что в этом году (будь он проклят) нашей свадьбе не бывать. Но не правда ли, вы уехали из Москвы? Добровольно подвергать себя опасности заразы было бы непростительно. Я знаю, что всегда преувеличивают картину опустошений и число жертв..., но всё же порядочные люди тоже должны принимать меры предосторожности, так как именно это спасает их, а не их изяще­ство и хороший тон...» 

Тем не менее болдин­ская осень стала самым плодотворным периодом творчества великого поэта. За время «заточения» в имении Большое Болдино он написал 32 лирических стихотворения, поэму «Домик в Коломне», цикл коротких пьес «Маленькие трагедии», «Повести Белкина» и закончил «Евгения Онегина». 

Превосходный барак

О том, как А. П. Чехов провёл карантин в Серпухове, рассказал доктор филологических наук, профессор, специалист по русской литературе XIX в. и творчеству Чехова Андрей Степанов:

– В середине 1892 г. пандемия холеры, уже проявившаяся в 1880-е гг. на Ближнем Востоке, в Северной Африке, Европе и Америке, добралась до России. Болезнь быстро продвигалась в центральные районы страны, и власти взялись за организацию карантинных мер. Большую роль здесь сыграли земство и врачи-добровольцы. Чехов взял на себя обязанности холерного врача (без жалованья) на одном из участков Серпуховского уезда, в который входило 25 деревень, 4 фабрики и монастырь. Он много ездил по своему участку, объясняя крестьянам, как вести себя во время эпидемии, и собирал пожертвования среди помещиков. «Оказался я превосходным нищим; благодаря моему нищенскому красноречию мой участок имеет теперь 2 превосходных барака со всею обстановкой и бараков пять не превосходных, а скверных. Я избавил земство даже от расходов по дезинфекции. Известь, купорос и всякую пахучую дрянь я выпросил у фабрикантов на все свои 25 деревень» (Письма, V, 104). Результаты не замедлили сказаться. В отчёте Серпуховского санитарного совета сообщалось, что благодаря «самоотверженному предложению» Чехова «безвозмездно принять участие в борьбе с эпидемией… надобность в устройстве особых обсервационных пунктов… устранилась сама собой». 

К счастью, в 1893 г. стало ясно, что холера обошла Серпуховский уезд стороной. Можно было сосредоточиться на писательстве. Чехов создал в эти годы множество шедевров – «Палата № 6», «Чёрный монах», «Скрипка Ротшильда», «Чайка», «Дом с мезонином», «Моя жизнь», «Мужики»... 

Тиф не дал уехать

Булгаковский карантин был более экстремальным, так как он сам заразился тифом. 

«Зимой 1920 года он съездил в Пятигорск – на сутки. Вернулся: «Кажется, я заболел»…На другой день – головная боль, температура сорок. Приходил очень хороший местный врач, потом главный врач госпиталя. Он сказал: «Если будем отступать – ему нельзя ехать»… Я бегала к нему ночью, когда Михаил совсем умирал, закатывал глаза. В это время – между белыми и советской властью – в городе были грабежи, ночью ходить было страшно…» (Татьяна Лаппа. «Воспоминания о Михаиле Булгакове»). 

– Этот карантинный год оказался судьбоносным в жизни Булгакова, – говорит российский литературовед и критик, доктор филологических наук Игорь Сухих. – Во-первых, заболел он ещё при белых, а выздоровел уже при красных. Таким образом невольно оставшись в новой советской России и не покинув страну, как планировал. Во-вторых, именно на Кавказе Булгаков решает расстаться с медициной и посвятить себя литературе. Первая публикация Булгакова – фелье­тон «Грядущие перспективы» – появилась в газете «Грозный» 26 ноября 1919 г., а в феврале 1920 г. во Владикавказе он уже начал сотрудничать с газетой «Кавказ». «Пережил душевный перелом 15 февраля 1920 года, когда навсегда бросил медицину и отдался литературе», – напишет он своему другу П. С. Попову. Всего во время «кавказского периода» Булгаков написал пять пьес, включая «Братья Турбины», которые, вероятно, станут прообразом «Дней Турбиных». 

Интересные факты

Были среди писателей, как сегодня бы сказали, «ковид-диссиденты». Так, Фёдор Тютчев, застав вспышку холеры в Мюнхене в 1836 г., нарушал правила карантина. «Холера, несмотря на частые случаи заболевания, не произвела на нас ни малейшего впечатления», – писал он родителям. 

А самая распространённая «литературная» болезнь – туберкулёз. Чахотка унесла жизни огромного количе­ства выдающихся писателей, не дав им завершить свой творческий путь. В этом списке: писатели Антон Чехов, Илья Ильф, Андрей Платонов, поэт и художник Коста Хетагуров, которого называют осетинским Леонардо да Винчи, и многие другие. 

Кто ещё из гениев творил во время карантина

Джованни Боккаччо. 1348 г., вспышка чумы, во время которой умерли отец и дочь итальянского писателя, послужила толчком к написанию сборника новелл «Декамерон». 

Тициан. 1575 г., в Венеции свирепствует эпидемия чумы, от которой умирает и сын художника. Именно тогда он напишет свою последнюю картину «Пьета». Сам Тициан скончается от чумы в 1576 г. 

Уильям Шекспир. 1593 г., из-за вспышки бубонной чумы закрыты все театры в Лондоне. Тогда были написаны поэмы «Венера и Адонис», «Лукреция». 1603 г. – ещё одна вспышка чумы и вынужденный карантин, Шекспир создаёт три великие пьесы – «Король Лир», «Макбет» и «Антоний и Клеопатра».

Мэри Шелли. В 1816 г. индонезийский вулкан Тамбора выбросил в атмосферу 150 км2 пепла. Летом выпал снег, реки замёрзли, погибли посевы и настал голод. Во время добровольной самоизоляции на берегу Женевского озера английская писательница создала своего знаменитого «Франкенштейна». 

Эдвард Мунк. В 1918 г. норвежский художник слёг с испанским гриппом, но благополучно выздоровел. В 1919-м он написал «Автопортрет после испанки».

нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2020 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru