События
Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России24 голоса22%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов7%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души13 голосов12%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках18 голосов16%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения48 голосов43%
Предыдущие опросы

Образование18 декабря 2019 16:53Автор: Сергей Осипов

«Генерал Мороз» или стойкость солдата?

Фото: кадр из фильма «28 панфиловцев»
Вопрос, существовали ли 28 панфиловцев в действительности или нет, вызывает ожесточённые споры уже более 60 лет. Но никто не сомневается в их подвиге

Кто заставил отступить полчища захватчиков и чего это стоило стране.

Первая и главная победа в Великой Отечественной войне была одержана под Москвой. Каждый сантиметр земли на подступах к столице был обильно полит кровью солдат всей нашей многонациональной страны. Кажется, что мы об этой битве знаем всё. Так ли это? Рассказывает военный историк Мирослав Морозов.

Сплошной фронт

- Мирослав Эдуардович, что такое Московская битва и контрнаступление под М­осквой?

– Битва за Москву традиционно делится на 2 периода: оборонительный (30 сентября – 4 декабря 1941 г.) и наступательный (5 декабря 1941 г. – 30 марта 1942-го). К концу октября – началу ноября линия фронта на северо-западе от столицы после тяжёлых боёв стабилизировалась на рубеже рек Лама и Руза, далее на север через Волоколамск (взят немцами 27 октября) и западный берег Московского водохранилища к Калинину. Однако приближение зимы заставило германское командование спешить. Утром 15 ноября противник перешёл в наступление на Клинско-Дмитровском направлении. Через 10 дней главные события разворачивались уже на Ленинградском шоссе. «Захватив Солнечногорск, – вспоминал командующий ­16-й армией генерал-лейтенант Константин Рокоссовский, – враг двигался к Москве. Резервов у нас не было. Собирали войска, ослабляя оборону на других участках». Постоянное «латание дыр» вместе с не слишком осмысленными контр­ударами, на которых настаивала Ставка Верховного главно­командования, до добра не довели. Рокоссовский так характеризовал обстановку первых дней декабря: «Вспоминая те дни, я мысленно представляю себе нашу 16-ю армию. Обессиленная многочисленными потерями, она цеплялась за каждую пядь родной земли, давая врагу жестокий отпор, ослабляя его силы. Отойдя на шаг, она вновь была готова отвечать ударом на удар, и это ей удавалось. Остановить врага полностью она ещё не могла, но и противник не мог прорвать сплошной фронт обороны армии… И хотя враг, пользуясь ещё превосходством в силах, продолжал теснить наши войска, а мы вынуждены были бросить в бой всё, что имелось в армии, можно было почувствовать, что недалёк кризис сражения».

– То есть немецкое наступление начало выдыхаться?

– Именно так. В начале декабря обстановка для немцев значительно осложнилась. 3 д­екабря командующий немецкой группой армий «Центр» Фёдор фон Бок получил сообщения от командующих 4-й армией и 4-й танковой группой. Первый докладывал, что вынужден не только приостановить наступление, но и отвести части на исходные позиции, то есть за реку Нару, а второй предложил фельдмаршалу отдать приказ о занятии обороны соединениями его группы вдоль реки Истры на том основании, что силы подчинённых ему войск на исходе. И дейст­вительно, штаб группы армий «Центр» получал всё больше свидетельств о том, что физическое, а главное, психологическое состояние войск достигло предела: слишком заметными стали признаки апатии. Отдельные дивизии, не выдерживая контр­ударов, самовольно, без приказа сверху, переходили к обороне и даже отступали. Необходимость перехода к обороне теперь сознавали даже те, кто так недавно был уверен в лёгкой победе. Уже не надеясь захватить Москву в ближайшие дни, немецкие генералы решили перейти к обороне. Правильно оценивая замыслы врага, советское командование осуществляло все возможные мероприятия, чтобы не дать немцам закрепиться. Ещё вчера оборонявшиеся части РККА сегодня активно атаковали. 29 ноября командующий Западным фронтом генерал Георгий Жуков, доложив обстановку Верховному главнокомандующему, попросил его отдать приказ о начале контрнаступления. Поздно вечером Ставка дала добро.

Фашисты стянули к Москве огромные силы. Но, несмотря на все усилия, были сломлены!

4 градуса ниже нуля для фашиста смерть?

– Кто был автором плана контрнаступления?

– Документально оформленного замысла и плана ведения контрнаступления у Ставки не было. Созревая постепенно, они воплощались в жизнь распорядительным порядком: переговорами по прямому проводу, при личном общении командующих фронтами со Сталиным, начальником Генштаба Ш­апошниковым и его заместителем Василевским, директивами и боевыми распоряжениями. Жуков позднее так писал о тех днях: «В наших замыслах ещё не было чётко обоснованного мнения о том, что нами затевается такое грандиозное контрнаступление, каким оно потом оказалось. Первая постановка задач 30 ноября… преследовала хотя и важную, но пока ограниченную цель – отбросить наиболее угрожавшие прорывом к Москве вражеские силы… Как мне помнится, специального приказа или общей директивы на контрнаступление не отдавалось. Боевые задачи войскам… ставились последовательно отдельными директивами штаба фронта». Суть их заключалась в следующем. Генерал Жуков приказал ударами правого и левого крыльев Западного фронта, отстоявших друг от друга на 200 км, разгромить противника, действовавшего севернее и южнее Москвы. Четырём армиям предстояло сковать силы противника в центре фронта, чтобы лишить его возможности перебрасывать войска для усиления важнейших направлений.

– А немцы об этом ничего не знали?

– Нет. В их разведсводках отмечалось выдвижение крупных сил русских к северу и югу от Москвы. Но, несмотря на тревожный характер этих сообщений, адекватных оценок со стороны германского командования они не получили. Продолжая оставаться в плену собст­венных иллюзий, оно считало, что русские уже не в состоянии ввести в сражение значительные силы, а факт появления свежих частей под Москвой оно расценило как обычную перегруппировку войск с пассивных участков на активные для противодействия немецкому н­аступлению.

– Немецкое командование винило в неудаче под Москвой «Генерала Мороза». Так ли это?

Гитлер действительно заявлял, что во всех бедах вермахта под Москвой виновата холодная зима, которая, мол, к тому же наступила слишком рано. Однако в отношении погоды вся его аргументация малоубедительна. Ведь средняя температура в Подмосковье, и об этом свидетельствуют ежедневные оперсводки группы армий «Центр», д­ержалась в ноябре на уровне –4...–6°С. Наоборот, замёрзшие болота, ручьи, мелкие речки вместе с неглубоким ещё снежным покровом резко улучшили условия проходимости немецких танков и моторизованных частей, которые получили возможность, не увязая в грязи, действовать вне дорог, выходить на фланги и в тыл советских войск. Такие условия были близки к идеальным. Правда, с 5 по 7 декабря, когда ртутный столбик опустился до отметки –30...–38°С, положение войск заметно ухудшилось. Но уже с 8-го числа температура поднялась до нулевой отметки. Следовательно, в мотивировке фюрера просматривается его желание скрыть правду о положении на Восточном фронте.

Ликбез войны

– Как развивалось контр­наступление Красной армии?

– С 11 декабря соединения 16-й армии Западного фронта под командованием генерала Рокоссовского пытались преодолеть Истринское водохранилище. Однако после подрыва немцами плотины лёд опустился на 3–4 м и у западного берега покрылся полуметровым слоем воды. Кроме того, на этом берегу заняли оборону части пяти дивизий противника.

Именно здесь и проявили самопожертвование и героизм москвичи-ополченцы 18-й и бойцы 354-й стрелковых дивизий. Под огнём противника они вновь и вновь пытались преодолеть ледяной поток, захватить плацдармы и, пользуясь подручными материалами, навести переправы. Для наступления в обход водохранилища с севера, а реки с юга генерал Рокоссовский сформировал две подвижные группы. Одну группу возглавил генерал Фёдор Ремезов, другую – генерал Михаил Катуков. Особенно впечатляющих результатов на этом этапе контрнаступления добилась подвижная группа 2-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала Льва Доватора, вскоре трагически погибшего. Противник, ещё вчера удерживавший западные берега водохранилища и реки Истры, бросил «много машин 46-го моторизованного корпуса из-за недостатка горючего» и начал отступление.

– А москвичи знали об у­спешном контрнаступлении или по-прежнему готовили с­толицу к обороне?

– Контрнаступление под Москвой шло уже восьмой день, а сообщений о нём не было никаких. Думы о грозящей беде, нависшей над столицей, тяжким грузом давили на людей, а неизвестность только усиливала их тревогу за участь любимого города. И вдруг в ночь на 13 декабря по радио прозвучало сообщение Совинформ­бюро: «В последний час. Провал немецкого плана окружения и занятия Москвы». В нём впервые раскрывались планы врага и говорилось о срыве второго генерального наступления на Москву.

Сообщение всколыхнуло буквально весь народ, вызвав огромный эмоциональный подъём. Это была первая и такая долгожданная победа над захватчиками. Не только у нас, но и у всех народов оккупированных стран Европы появилась надежда на скорый разгром общего врага. 

– По некоторым оценкам, общие потери армии в Битве под Москвой приближаются к 2 млн человек, немецкие превышают 500 тысяч.

– Потери действительно были огромные. Имеется множест­во примеров, указывает Жуков в одной из своих директив, «когда командиры частей и соединений губят сотни и тысячи людей при атаке на неуничтоженную оборону противника и неуничтоженные пулемёты, на неподавленные опорные пункты, при плохой организации наступления». Адекватно оценивал дейст­вия наступавших и враг. Так, 14 января 1942 г. в «Бюллетене немецкой армии» отмечалось, что у красных «артиллерийская подготовка атаки применяется редко… Атаки русских проходят, как правило, по раз и навсегда данной схеме – большими людскими массами – и повторяются несколько раз… не щадя сил и ничего не меняя».

– Почему?

– Потеря 2,8 млн человек за первые 3 месяца войны буквально выкосила кадровую армию. На смену выбывшим встали менее подготовленные командиры и необученные солдаты. Дело в том, что с середины ­1920-х до конца 1930-х гг. ежегодная численность призывного контингента по СССР составляла более 900 тыс. человек, а принять на службу армия и флот могли только около 300 тыс. человек. Вот и получилось так, что каждый год до 600 тыс. человек оказывались в стороне от войсковой подготовки. К лету 1941 г. миллионы людей, не обученных военному делу, составляли значительную часть призывников. Ими и комплектовались соединения, части и маршевые роты, направляемые на фронт в период обороны и контрнаступления под Москвой. Для многих из них первые же уроки беспощадного «ликбеза» войны стали последними. Учиться пришлось на большой крови.

Правда и ложь о Битве под Москвой

Миф № 1. Во время Битвы за Москву погибло всё народное ополчение. Не всё. По постановлению ГКО от 4 ­июля 1941 г., в стране было сформировано 60 дивизий народного ополчения. Они состояли из добровольцев, не подлежащих призыву.

Судьба у всех этих частей была разная. 8-я дивизия народного ополчения Москвы действительно почти полностью погибла в Вяземском котле в октябре 1941 г. Она состояла из рабочих «Трёхгорной мануфактуры» и завода «Красная Пресня», студентов и преподавателей МГУ и Московского геологоразведочного института. Другим дивизиям повезло больше. 4-я дивизия народного ополчения, сформированная в Куйбышевском районе, дошла до К­ёнигсберга.

Миф № 2. Киносъёмка легендарного парада 7 ноября 1941 г. на Красной площади на самом деле не велась. Это не совсем так. Чтобы исключить налёт немецкой авиации, начало парада перенесли на более ранний срок. Съёмочная группа в полном составе приехать не успела, операторы смогли снять только общие планы прохода людей и техники. Не удалось, кстати, записать выступление Сталина с трибуны Мавзолея. Этот сюжет пришлось позднее переснимать в Большом Кремлёвском дворце, где специально для этого построили фанерный макет трибуны и покрасили его под мрамор. Получилось почти как в действительности, разве что пар изо рта у вождя не шёл. Впрочем, зрители кинохроники этого не заметили.

Миф № 3. Первую премию американской киноакадемии «Оскар» СССР получил за Московскую битву.

А вот это не миф. 23 февраля 1942 г. на экраны кинотеатров страны вышел документальный фильм Центральной студии документальных фильмов «Разгром немецких войск под Москвой» режиссёров Леонида Варламова и Ильи Копалина. Фильм был отправлен всем союзникам СССР по антигитлеровской коалиции, попал он и в США. В 1943 г. картина победила в конкурсной категории «Документальный фильм» наравне с двумя американскими и одной австралийской лентами, тоже посвящёнными событиям на фронтах Второй мировой войны. В США лента демонстрировалась под названием «Moscow Strikes Back» («Москва наносит ответный удар»).

Миф № 4. Подвиг Зои Космодемь­янской был бессмыслен.

Московская комсомолка Зоя Космодемьян­ская была одной из 2 тыс. добровольцев, вступивших осенью 1941 г. в разведывательно-диверсионную «Партизанскую часть 9903 штаба Западного фронта». Подобные структуры в СССР существовали до начала Большого террора. С началом войны их пришлось восстанавливать, но подготовка диверсантов оставляла желать лучшего. Во время первого же выхода за линию фронта Зоя успела уничтожить узел связи противника, после чего была схвачена и казнена.

Но её жертва не была бессмысленной! После освобождения Подмосковья о случившемся узнал журналист Пётр Лидов. 27 января 1942 г. в главной газете СССР «Правда» вышла его статья «Таня» (агентурный псевдоним Зои). Её образ вдохновил на борьбу с захватчиками миллионы советских людей.

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2020 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru