Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России23 голоса21%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов7%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души13 голосов12%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках17 голосов16%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения46 голосов43%
Предыдущие опросы

Персона04 сентября 2018 20:23Автор: Ольга Шаблинская

Музыка — язык интернациональный

Фото: Дмитрий Дубинский / wikipedia.org
«Русские певцы русскую оперу зачастую чувствуют тоньше, чем иностранные артисты»

Примадонна Мариинки Ирина Богачёва поёт «Пиковую даму» уже 52 года.

«В день спектакля все дома знали: наша мама готовится к роли, она немножко не в себе. Это действительно так, и это нормально. Нервная система настолько разыгрывается в день спектакля», - признаётся выдающаяся певица, народная артистка СССР, оперная примадонна Мариинского театра Ирина Богачёва.

Вокальная каша 

- Сейчас много споров на тему, где в мире лучше всего преподают оперное мастерство. В каком состоянии находится русская оперная школа сейчас?

- Наше образование, если сравнивать с консерваториями мира, самое крепкое - и музыкантское, и исполнительское. Я же заведую кафедрой сольного пения в петербургской консерватории, поэтому знаю ситуацию изнутри. Потому что мы преподаём педагогику три раза в неделю студенту, а за границей - один раз в неделю. Ну что можно за один урок в неделю сделать? И потом, я, например, учу своих студентов так: один поёт, а все остальные сидят и слушают. «А почему так? - сначала мне говорит ученик. - Я бы хотел заниматься с вами наедине». Отвечаю: «Это тебе гораздо больше даст, когда ты будешь слушать при всех, как надо петь и как не надо петь, если у тебя что-то не получается». Ну, теперь не только мои все вместе сидят на уроках, так ещё и приезжие студенты прибегают. И я рада. Очень люблю весь этот музыкальный процесс поиска, обожаю! Люблю и педагогику, и сцену. Я ведь пою до сих пор в Мариинском - 56-й год на сцене театра!

- Имея такой опыт исполнительства, вы, наверное, выходите на сцену и чувствуете себя как дома. Или волнение перед спектаклем всё равно иногда присут­ствует?

- Чем дальше, тем волнения больше и больше. Я даже не знаю, с чем это связано. Наверное, с тем, что ответственность у меня теперь больше. Ты должна показать и своё исполнительное мастерство, и видение образа, и музыкальный стиль, и слово. Часто бывает так в опере, что певец поёт, а ни одного слова не поймёшь. 

- Да, об этом я хотела отдель­ный вопрос задать. Какая-то вокальная каша...

- Это очень большой недостаток. Своих студентов я всегда учу чёткости исполнения. 

Как понять «загадочную душу»?

- Ирина Петровна, свою коронную партию в опере «Пиковая дама» Чайковского на протяжении многих лет вы исполняете не только в родном Мариинском театре, но и на лучших сценах мира. Исходя из вашего опыта, постановка русских опер удаётся лучше отечественным постановщикам или иностранные режиссёры и дирижёры понимают нашу «загадочную душу»?

- Я пела «Пиковую даму» в «Опера Бастиль» в Париже, в Метрополитен-опера в Нью-Йорке. Все постановщики русскую оперу понимают. Музыка - это язык интернациональный. А вот что касается непосредственно певцов, то русские артисты в плане артистизма всё-таки стоят немножко выше, чем ино­странные. Потому что для итальянцев, американцев, французов самое главное - голос. Я тоже так считаю, но вот именно в «Пиковой даме» очень важна наша русская душа, которая всё может пережить. Не всегда певцы-иностранцы могут донести до зрителя всю глубину переживаний героев. 

Хотя, надо сказать, и среди зарубежных певцов исключения есть. С Пласидо Доминго мы исполняли в Метрополитен-опера «Пиковую даму». Ну, это великий певец, что тут говорить! Работала я и с Лучано Паваротти. Даже не могу сказать, кто из них лучше. А что касается «Пиковой дамы»... Когда я училась в 10-м классе, пришла в Мариинский театр на этот спектакль. Пела Софья Петровна Преображенская - изумительнейшая певица. Я была так потрясена и так вдохновлена, что сказала родителям: нет, я должна идти в консерваторию, я должна стать певицей, петь в Мариинском театре, и обязательно «Пиковую даму». У меня так и случилось, к счастью.

- Знаменитая балерина Большого театра Екатерина Максимова рассказывала, что Жизель с годами стала танцевать совсем иначе - для исполнения этой роли, как она поняла, многое надо было пережить, перестрадать... У вас с возрастом исполненение «Пиковой дамы» поменялось? 

-  Ну конечно, я «Пиковую даму» в Мариинском театре пою уже 52 года. Мне было 23, когда я спела премьеру - Полину. Потом исполняла уже Графиню. Конечно, «рядом» были «Кармен», «Хованщина», «Царская невеста»... Но «Пиковая дама» для меня всегда стояла особняком, просто какая-то невероятная опера, мистическая. На протяжении лет она раскрывалась мне с иной стороны.  

Шаляпин морды бил...

- Вы ведь очень много выступаете и сольно: арии из классических опер, оперетт, романсы, песни, в том числе эстрадные. Ну и особая глава в истории вашего камерного музицирования - вокальные сочинения Дмитрия Шостаковича «Пять сатир на стихи Саши Чёрного» и др. Где вас лучше всего принимали, кстати?

- Везде. От Китая, Японии до Америки - я не говорю уже о «наших», европейских странах: Италии, Франции, Германии - уж тут-то мы всегда как свои. А самые яркие впечатления, наверное, остались от публики в Японии. Как там воспринимают музыку! Какое-то невероятное ощущение возникает у артиста на сцене от того, как сопереживает ему аудитория. Просто ах! (Смеётся.) 

 - Ирина Петровна, судя по тому, что рассказывают ваши коллеги, жизнь оперного певца полностью подчинена голосу. Испанский тенор Хосе Каррерас говорит, что в его доме стоят несколько специальных установок, увлажняющих воздух и создающих специальный температурный режим. А Дмитрий Хворостовский так и вовсе рассказывал мне в интервью: «Волнение перед концертом превращает меня в чудовище. Все знают, что меня лучше не трогать в дни перед ответ­ственными выступлениями». 

- Никаких специальных установок для воздуха у меня дома нет. Думаю, что и у Каррераса они стоят из-за его ситуации со здоровьем. А вот что касается «рычания», о котором Дима Хворостовский говорил, - да, я такая. (Смеётся.) Мои род­ственники часто просто уходили в день выступления. Я вставала с утра - ни одного человека дома нет. Шаляпин так вообще приходил в театр на спектакль и бил физиономию кому-то. Потом давал деньги за то, что он побил... 

- А как вы реагируете на все слухи, которые ходят вокруг оперных артистов по поводу поддержания формы, - что певцы пьют яйца, что им нельзя заниматься сексом чуть ли не за месяц до спектакля? Миллион легенд, в общем...

- Насчёт физической формы скажу одно. Если я нездорова - я лечусь, не выхожу на сцену. Лучше возьму бюллетень и не буду никому портить настроение. Потому что перед публикой артисту всегда надо быть в форме - вокальной и сценической. А ещё надо дружить с головой. (Смеётся.) Тогда ты всегда будешь нужен, все тебя будут понимать на сцене и любить!

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2018 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru